Подписаться
Планируй и путешествуй самостоятельно

Моя Байкальская кругосветка. ОСТРОВ ОЛЬХОН и ВОДНЫЙ ПОХОД по СЕВЕРУ БАЙКАЛА

Дорога от Иркутска до посёлка МРС с паромной переправой на Ольхон, самый крупный остров Байкала, начинается с Качинского тракта в районе Марата, куда можно добраться городским транспортом; ехать до парома часов пять, по пути особо красивых пейзажей не будет. Со мной были вещи, чемодан и рюкзак, габарит которых внушал ужас; я заранее восхищалась теми, кто согласится меня подвезти. Первые 20 км (самое сложное — уехать из Иркутска; дальше, на трассе, с автостопом полегче) я проехала с четырьмя таджиками; один из них был ребёнок, что меня и успокоило; слава Богу, незадолго до поездки я смотрела программу «Искатели» (ведущий Андрей И) про озеро Сарез высоко в горах Таджикистана, которую они видели тоже, так что разговор сразу свернул в интересное и безопасное русло. А потом мне крупно повезло: водитель, Игорь, ехал до самого посёлка Еланцы, откуда до парома меньше часа; по пути он угостил меня позами (позы — бурятское национальное блюдо: такие большие хинкали с мясом и бульоном). В Еланцах мы были уже после девяти вечера, и Игорь предложил мне переночевать у них с мамой, в свободной комнате (его сын был в отъезде). Да хранит Бог этот замечательный дом; здесь я выспалась, высушила утром на солнце промокшие в Аршане вещи, перепаковала свои пожитки после похода. Возможно, кого-то удивляет, что в наше время ещё остались люди, которые не боятся пустить в дом на ночь незнакомого человека, и даже совершенно бесплатно, и принять его, как дорогого гостя, по древней заповеди: гость в дом — Бог в дом. Очень часто это люди, знакомые с настоящей бедой, хорошо знающие, чего нужно бояться на самом деле. Вика, приютившая меня в Култуке, страдает астмой, не может работать, живёт на инвалидную пенсию и одна растит чудесную дочку Таню, которая родилась с ДЦП и плохо ходит; Галина Ивановна с КБЖД 20 лет ухаживала за мужем и потом осталась совсем одна; Виктор Николаевич из Иркутска ещё в молодости потерял жену, один растил ребёнка, так и не встретив больше достойной женщины. В семье Игоря тоже много лет назад произошла трагедия: они с женой разбились на мотоцикле, выжил он один…


На следующий день Игорь ехал по делам дальше по трассе и подвёз меня почти до самого Байкала — до развилки, где влево уходит дорога в посёлок ШИДА, расположенный в тёплом заливе Мухор. В тот день я хотела найти Метеоритное озеро, названное так из-за своей идеально круглой формы; зная, что оно где-то в Шидинской местности, я оставила вещи в кафе «Бурятская кухня», добралась автостопом в Шиду и пошла вдоль берега направо. Места здесь потрясающе красивые (фото 1—4), в заливе можно не только окунаться, но и плавать, поэтому тут много баз отдыха и палаточников. Пройдя по дороге минут 20, я свернула вправо и поднялась наверх, откуда открывался чудесный вид на небольшие зелёные островки у берега (фото 2—3). Правее начиналась болотистая местность, по которой я, послушав неверный совет, тщетно проплутала битый час в поисках пресловутого озера; единственной моей отрадой был куст очень крупной красной смородины. Вернувшись в «Бурятскую кухню», я ещё раз расспросила посетителей (не хотелось мириться с неудачей), и один из них указал мне верную дорогу к озеру: проехав всего минут 5 по трассе на Шиду, нужно сойти у поворота направо на базу «Лиственичная»; в этом месте с другой стороны трассы видна деревня Чёрная Рудь. От поворота на базу до озера я шла чуть больше получаса, справа виднелась ярко-синяя полоса узкого залива Мухор, который постепенно расширялся, открывались живописные бухты с кучей разноцветных палаток. За одним из палаточных городков я нашла то, что так долго искала, — поляну с двумя концентрическими окружностями. Метеоритное озеро высохло: летом с ним это бывает. Говорят, что многие ходят по этим кругам, загадывая желание. А метеорит здесь и вовсе ни при чём.

Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон

Но дело близилось к вечеру. Доехав до паромной переправы в посёлке МРС (он же Сахюрта), я оставила чемодан в очередном бурятском кафе; спустя 3 дня я должна была встретиться здесь, у парома, с ребятами из водного похода, которые прилетят из Украины. Переплыв через пролив Ольхонские ворота (проезд бесплатный, паром «Ольхонские ворота» см. на фото 1 ниже), я села в маршрутку (на Ольхоне с автостопом сложно), но вскоре в окнах слева показались такие красóты, что моё сердце не выдержало. Эти бухты и вечерние краски (фото 4) нужно было как-то унести с собой; я попросила остановить машину и вышла, благо заплатить за проезд я ещё не успела. Трасса была гораздо дальше от Байкала, чем казалось, я успела запечатлеть панораму только одной бухты (фото 2—3 ниже), а потом стала голосовать: было уже 8 вечера, а от парома до посёлка ХУЖИР 38 км. Проехавшая мимо машина вскоре неожиданно сделала круг и вернулась за мной: они не остановили мне, т.к. на заднем сидении спал ребёнок, а он вдруг взял и проснулся — видимо, от встряски: ольхонские дороги неасфальтированные и ухабистые.

Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон

К девяти добрались до Хужира. Я знала, что недалеко от въезда в посёлок на высоком берегу находится церковь в честь иконы Богоматери «Державная» (фото 1 ниже; все остальные увиденные мною церкви на Байкале были Свято-Николаевские), при которой можно несколько дней пожить. Отец Василий поселил меня в деревянном домике-филоксении, что в переводе с греческого означает «любовь к гостям»; на втором этаже странноприимного дома жил он сам. Тут были сени и большая комната с двухъярусными кроватями; на столе лежали печенье и конфеты, а у окна располагалась мини-кухня: шкафы с посудой и крупами, чайник и две конфорки; во дворе был туалет и бочки с байкальской водой. Словом, здесь было всё, чего можно пожелать. Сама церковь небольшая, относительно новая (2000—2006); что сразу понравилось, здесь нет «менял при храме», никакой «иконной лавки», возле свечей и икон написано, что их стоимость «равна сумме Вашего пожертвования». Наверное, если бы я искала, где принять крещение, выбрала бы именно это место. Утром в воскресенье (я приехала вечером в пятницу) я попала на праздничную службу: впервые остров Ольхон посетили монахи с Афона, служили на двух языках, греческом и русском, было очень много народу и такая светлая атмосфера, что не хотелось уходить; я легко отстояла полслужбы, хотя обычно долго не выдерживаю. Как здорово, что Господь привёл меня на Ольхон именно в эти выходные.

Но расскажу о субботнем дне, полностью посвящённом знакомству с Хужиром и Ольхоном. Я проснулась рано, где-то в пять, и ещё застала розово-жёлтые краски рассвета. Слева от церкви с высокого берега виднелась пристань рыболовного хозяйства (купаться там очень мелко), а дорога направо шла к мысу Бурхан, где находится двуглавая скала Шаманка (фото 2—4) — одна из 9 святынь Азии. Там вроде бы жил какой-то знаменитый шаман, поэтому на сам мыс и расположенную в нём пещеру женщинам ходить не рекомендуется, во избежание дамских болезней; даже я не рискнула ослушаться и просто наблюдала мыс со всех сторон, он очень фотогеничный. Перед мысом — песчаный пляж, где я сошла с палубы «Баргузина» в свой первый приезд на Ольхон, по пути из Песчаной бухты. Но долгая прогулка на рассвете, когда скалы ещё были тёмными, не входила в мои планы, и я вернулась сюда часа через три-четыре. К сожалению, было облачно, хотя вообще Ольхон славится самым большим на Байкале количеством солнечных дней в году. Обойдя Шаманку, я нашла, что самый лучший вид на неё открывается со скал справа, именно он и изображён на ольхонских магнитах, с изящной излучиной прилегающего к ней галечного пляжа (фото 4). Если подняться там же ещё выше, увидите 13 деревянных столбов, обвязанных разноцветными лоскутами ткани, в основном синими: они символизируют 13 великих бурятских шаманов, один из которых и жил в пещере на мысе Бурхан. Справа от столбов, уже за Хужиром, виден широкий 300-метровый песчаный Сарайский пляж. Напротив, на том берегу Байкала, живописно белеют полуголые отроги Приморского хребта.

Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон

Несмотря на погоду и неранний час, мне хотелось попытаться попасть НА СЕВЕР острова (Хужир находится почти в самом центре); легче всего это сделать с экскурсией, но они отправляются где-то до десяти и стоят рублей 700; а было уже около 11. Выйдя от шаманских столбов по дороге в центр посёлка (по пути как раз стояли палатки с магнитами и сувенирами), я прошла по главной автотрассе к его окраине и стала голосовать. Мне повезло: остановились парень с девушкой, с которыми я накануне вечером плыла на пароме. Вскоре мы проехали соседний посёлок Харанцы, расположенный в 6 км от скалы Шаманка; дорога, как обычно на Ольхоне, была вся в ухабах, нас качало, как в сильный шторм. Но ехали мы недолго: в соседнем лесу, перед местной Песчаной бухтой, начинался местный заповедник, разрешение на проезд через который, оказывается, нужно было брать (т.е. покупать) в Хужире, о чём ни одна скотина или табличка вдоль дороги не предупреждала. Словом, всё было сделано для того, чтобы люди возвращались восвояси несолоно хлебавши, а на следующий день, плюнув на эту историю, покупали у местных экскурсию. Ребята развернули машину и поехали обратно в Хужир, а я вышла и дошла пешком до ольхонской Песчаной бухты. Она вполне оправдывала своё название: в начале и в конце бухты были дюны немалых размеров (фото 1), ещё узкая кромка длинного песчаного пляжа. За бухтой дорога снова пошла через лес, где мне попался автостоп, практически невозможный в здешних краях, ведь севернее сёл уже нет. Молодая пара довезла меня, по ольхонским меркам, почти до цели, а сама свернула с дороги вправо: они ехали в падь Узуры, на какую-то исследовательскую станцию (кажется, метеорологическую).

Примерно через час я дошла до живописного мыса Саган-Хушун (по-бурятски «белый мыс», фото 2—3), расположенного в 30 км севернее Хужира. С левой стороны, на небольшом расстоянии, он напоминает разлёгшегося обрюзгшего бегемота (фото 2); если пройти вправо, куда подвозят туристов, будет группа из трёх торчащих в разные стороны скал, покрытых красным мхом: их называют «Три брата» (фото 3); говорят, они особенно красивы с воды. Идя дальше по дороге, Вы увидите вдали, за тремя бухтами, северную оконечность западного побережья островамыс Хобой (по-бурятски «клык»); идти до него отсюда 5 км. Вблизи он не столь красив, однако с него виден большой, бескрайний Байкал и панорама узкого северного побережья Ольхона (фото 4), с высокими отвесными скалами. Сам «клык» вблизи представляет собой торчащий из воды почти прямоугольный камень, похожий на кусок стены. Когда я дошла до края мыса Хобой, был уже седьмой час вечера, но, на счастье, параллельно со мной приехали две газели с туристами. Водители сказали мне, что мест у них нет, дети и так сидят на коленях у родителей, и я, плача от отчаяния, пошла по дороге обратно. Но неожиданно одна из газелей остановилась, люди потеснились (там всё было совсем не так страшно) и освободили мне место, причём у окна со стороны Байкала, так что я даже смогла запечатлеть лучи предзакатного солнца, золотым дождём пробивающиеся сквозь тучи (см. последнее фото в начале предыдущей страницы). Это были участники семинара по йоге, они возвращались в Харанцы, но водитель ехал до самого Хужира и даже не взял с меня денег, услышав, с какими приключениями и препятствиями я добралась на север острова.

Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон

А в воскресенье, после праздничной службы афонских монахов, я не спеша снова прогулялась к скале Шаманка: день был ясный, и мне хотелось заснять мыс Бурхан в солнечной подсветке. После обеда
я простилась с отцами Василием и Сергеем, взяла адрес их прихожанки в посёлке МРС и пошла на окраину Хужира и далее по трассе, в надежде поймать попутку, что, повторюсь, на Ольхоне непросто. Солнце немилосердно пекло спину с рюкзаком; спустя долгое время мне, наконец, повезло: меня подобрали местные, ехавшие с сыном на ночную рыбалку. Немного не доезжая до парома, они свернули направо, на озеро Нури, сообщающееся с Байкалом; пока хозяева перетаскивали вещи из машины в моторную лодку, я успела искупаться в тёплом и красивом озере. Словом, был у меня в тот день авто-лодко-стоп: они довезли меня на моторке до самого ПАРОМА, аж ветер шумел в ушах. Поднявшись по тропинке на гору слева от паромной пристани (если смотреть со стороны Ольхона), я наблюдала огромную очередь машин, желающих покинуть остров в воскресный вечер; такую же очередь я видела на той стороне в пятницу (вот почему своим транспортом на Ольхон лучше приезжать и уезжать только в будни дни, а то можно простоять от 3 до 5 часов). С горы открывались потрясающие виды на Ольхон (виднелось даже озеро Нури), паромную переправу (фото 1), пролив Ольхонские ворота (фото 2), Малое море между островом и материком (фото 4). В сущности, здесь несколько горок: сначала идёт гора Грешников, где сложены разнообразные пирамидки из камней, символизирующие грехи (фото 3), от которых хотят избавиться; потом сразу подъём на гору Любви, откуда так чудесно виден Байкал за Ольхонскими воротами. Здесь действительно хорошо очутиться вечером солнечного дня, где-нибудь от 6 до 8. Плыть на пароме около получаса, их два («Дорожник» и «Ольхонские ворота» — см. фото 1 в начале предыдущей страницы), каждый ходит примерно раз в час.

Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон

В посёлок МРС (Маломорская рыболовецкая станция), или в село САХЮРТА, я приплыла после девяти вечера; солнце уже село, горы почернели, хотя на небе ещё было светло. Забрав в соседнем кафе свой чемодан, я пошла по трассе до самого въезда в посёлок (со стороны Иркутска), где в доме, выкрашенном с улицы под матросскую тельняшку, живёт с большим семейством и кучей постояльцев (во дворе) замечательная Татьяна, прихожанка Хужирской церкви (своего храма в окрестных сёлах нет), чей адрес мне дал отец Василий. От денег она категорически отказалась и даже накормила меня ужином и завтраком; только после водного похода я смогла её отблагодарить: мы завезли ей оставшиеся у нас продукты, которые всё равно не могли взять с собой. А в ночь перед походом я здесь отобрала нужные для него вещи и, по счастливой случайности, смогла зарядить свои аккумуляторы для фотоаппарата (моя зарядка сломалась): у одного из постояльцев оказалось подобное зарядное устройство. На следующий день я не спешила: наша походная группа должна была прилететь рано утром из Киева (через Москву) в Иркутск, там долго затариваться топливом (катамараны-то моторные), пивом и продуктами, потом ещё 5 часов ехать до посёлка МРС. Оставив чемодан на хранение у Тутьяны, я пришла к парому, месту встречи с группой, только около двух часов дня, по пути засняв виды на Байкал с трассы. Пока ждала группу (они добрались только к 7 вечера), поднялась на утёс слева от парома (фото 1; там ещё стоит какой-то памятный знак), потом на гору справа от парома, откуда открылись чудные виды на Малое море, пролив Ольхонские ворота (фото 3) и соседние бухты; стало видно, что паромная пристань на самом деле расположена на перешейке небольшого полуострова. Здесь, как и на горе Грешников на той стороне пролива, тоже были сложены высокие пирамидки из камней (фото 2). А потом до приезда группы я сидела на стульчике у входа в бурятское кафе возле парома.

Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон

Поход вокруг северной части Байкала на тримаране (вечер 29 июля —16 августа; выплыли 31 июля)

1) Ребята приехали двумя микроавтобусами с привязанным к крыше багажом; по пути они умудрились потерять одну сумку, в которой оказались лежали из моторов и баллон от катамарана: их у нас на 24 человека должно было быть 3, но, оставшись с пятью из шести баллонов, капитан с ребятами собрали из них катамаран и тримаран. Стоимость потерянного капитан разделил на всех, что, естественно, вызвало бурные споры; так этот поход сразу начался с потерь и непредвиденных расходов. Пока зять капитана ездил в Иркутск и обратно за новым мотором и в поисках сумки, а ребята собирали лодки, прошёл ещё один день; потом нужно было обкатать катамараны и моторы, так что мы выплыли через день, уже ближе к вечеру. А ночевали мы до выхода в море метрах в 200 позади от парома, на песчаном пляже; еду грели на примусе, дров тут нет.

С момента встречи с группой закончилось моё самостоятельное путешествие, отныне уже почти ничего не зависело от меня, а главное, я заранее любила этих людей за то, что через 20 дней я полечу с ними домой; для меня это был путь домой с самого начала. Покрытые белым одеялом облаков величественные горы, мимо которых мы проплывали, восхищали меня меньше, чем остальных, по той простой причине, что я уже насмотрелась байкальских красот и на меня сложно было произвести сильное впечатление. Наш тримаран шёл под флагом английской футбольной команды «Челси», за которую болел «Вовчик» — бывший учитель географии из Рахова, женатый на румынке и живущий в Лондоне; когда он жарил рыбу и было вкусно, мы шутя говорили, что у нас ведь «повар из Лондона». А ещё с нами была «мама Таня» — можно сказать, профессиональная походная повариха: десять лет ходит со своей компанией в Крым и там готовит на всех, так что вряд ли хоть кто-нибудь когда-нибудь питался в походе вкуснее и лучше, чем мы; была Яна, великолепно разбиравшаяся в соусах и приправах, отчего у нас были самые вкусные походные салаты.

Мы проплыли вокруг всей северной части Байкала, изредка делая короткие остановки на «перепись населения» (в основном женского, мужчины решали проблему прямо на борту), на перекус и купание в тёплых (по сравнению с Байкалом) озёрах. Сначала шли из Сахюрты (посёлок МРС) вдоль западного побережья Ольхона до Хужира, потом пересекли Малое море и от бурятского посёлка Онгурён плыли на север вдоль западного берега Байкала, проплывая Приморский и Байкальский хребты, минуя Байкало-Ленский заповедник. У мыса Кочерикова (там недалеко база отдыха, где можно было окунуться прямо под открытым небом в маленькие озёра с горячими источниками) группа разделилась: это был водно-горный поход, и часть группы во главе с капитаном ушла на 6 дней в горы, чтобы увидеть пейзажи невероятной красоты (сужу по фотографиям): озеро Гитара, гору Черского и взойти на пик Птица. Меня не взяли (это мы обсудили с капитаном ещё зимой), т.к. собирались идти очень быстро, и отстающий человек в группе был не нужен; я осталась среди простых «отдыхающих», приехавших позагорать и попить пиво.

Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон

Пока народ был в горах, мы на тримаране (которым управлял Володя, зять капитана) продолжили путь на север, в Северобайкальске затарились продуктами и увидели туннели БАМа, потом переплыли на другой берег Байкала и пошли вдоль него в обратную сторону. По пути у нас была одна радиалка, единственная за весь поход: из губы Аяя мы ходили на очень красивое и большое озеро Фролиха (фото 1 ниже); по пути (2,5 часа в один конец по лесной тропе) я лакомилась голубикой и собирала грибы: маслята, подосиновики и красные моховики (фото 2, в наших широтах таких нет), которые оказались горьковатыми на вкус. На самóм озере были недолго, т.к. стартовали уже днём, до этого ели Гену (так из-за крокодильего цвета окрестили купленный в Северобайкальске арбуз) и долго решали, кто идёт в радиалку и пойдём ли вообще (народ попался тяжёлый на подъём, и после Гены желающих осталось всего 6 человек).

Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон

Затем в устье реки Шигнанда мы ждали воссоединения с нашими горняками, приплывшими утром 6-ого дня с мыса Кочерикова. Ребята приехали «с ранами», так и не достигнув вершины: в процессе восхождения на девочку, шедшую впереди, упал камень, раздробив ей фалангу большого пальца ноги, поэтому пришлось ускоренными темпами возвращаться обратно и везти Наташу в Северобайкальск, где могли оказать помощь; она и её спутник присоединились к нам уже в аэропорту. Не знаю, был ли это просто несчастный случай или сыграла зловещую роль заложенная в программе горного похода спешка: ребята говорили разное. Капитан убеждал сразу отправляться в путь, по хорошей погоде, но спустившийся с гор народ хотел отдохнуть. К тому же, вскоре местный «царь и бог» (в смысле егерь на моторной лодке), которому одному можно было ставить здесь сети, привёз нам целых 10 кг байкальского омуля (внешне это обычная селёдка), на меньшее он был не согласен. Так что у нас был «рыбный день»: сперва устроили «чистилище» (трудились все, у кого на вооружении был нож); рыба на солнце быстро высыхала и портилась, так что тут же её резали и солили во всей свободной таре, а вечером все по очереди жарили оставшуюся рыбу в муке и масле на маленькой сковородке на примусе. Следующие дня 3 тоже были рыбные, хотя, конечно, мы не успели съесть всё.

Что до маршрута, то, после дня простоя по хорошей погоде нам пришлось в дождь и шторм, под навесом, где пахло канистрами с бензином, проплыть 120 км недружелюбного к туристам Баргузинского заповедника, до устья реки Большая Черемшана; вот что значит не послушаться капитана. Слава Богу, утром снова засияло солнце, и мы высушили на деревьях мокрые вещи. Потом мы снова переплыли на западный берег Байкала, через Ушканьи острова (когда-то здесь было полно нерпы, байкальского тюленя, из воды и вправду пару раз высунулась усатая чёрная морда), и пошли обратно той же дорогой: Байкало-Ленский заповедник, посёлок Онгурён, остров Ольхон (от Хужира до посёлка МРС). Во время последнего перехода была очень высокая волна, качало, как на «американских горках»: тут мы поняли, что не зря местные называют Байкал морем.

Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон Байкал. Остров Ольхон

На севере Ольхона мы могли бы увидеть с воды очень красивый в свете вечернего солнца мыс Саган-Шухун, но снова, не в первый раз за этот поход, помешал пресловутый «человеческий фактор»: за 3 дня до конца похода во время остановки на перекус одна взрывоопасная девушка плеснула упрекнувшему её человеку кипятком в лицо, попав на шею и грудь: ожоги 3-ей степени, требующие пластики. Эта ситуация и последовавшие за ней разборки с парнем виновницы сильно отравили всем конец похода. Девушку, конечно, ничуть не оправдывает то, что она впервые и случайно оказалась в походе, где ей ничего не хотелось делать и бесили походные условия, а деваться было некуда. Но и пострадавший, как говорится, «сам нарвался»: ведь небезопасно отчитывать малознакомых людей, чья реакция может быть непредсказуемой. Капитан в подобные конфликты не вмешивался, считая совершенно нормальным, что ярые «общественники» упрекают в походе тех, кто больше занят собой. Он полагал, что подобные «разборки» возникают во всех походах, я же не раз видела инструкторов, которые вникали во все конфликты и душили эти разговоры в зародыше ради «худого мира» внутри группы, приучая участников похода жить по принципу «смотри на себя, да будет с тебя». У нашего похода была явно «плохая карма», несмотря на везение с погодой: потерянный невесть где и как баллон от катамарана, Наташин палец, ожоги Владимира. Пристав к берегу в посёлке МРС вечером 16 августа, капитан процитировал строчку из туристской песни: «Закончен поход без единого трупа».

2) Я намеренно не стала подробно описывать поход и маршрут, капитан это сделал ещё много лет назад (на Байкал он ездит регулярно, в 2014 тоже собирается), выложив красивые и завлекающие фотографии. Я же попытаюсь по возможности объективно рассказать о достоинствах и недостатках похода и дам координаты капитана (Александр Федак, Киев, +38-067-954-17-90, fedak.sky@mail.ru, в интернете смотреть «Skyclub») — не делая ни рекламу, ни антирекламу: решайте сами, подходит Вам это или нет. Скажу сразу, что, несмотря на всё, лично я не жалею о своём участии в походе, без него моя «кругобайкалка» была бы неполной. К тому же, местá здесь и вправду красивые, особенно в заповедниках, куда самому попасть невозможно; порой просто захватывает дух от величия гор — в одеяниях из облаков и тумана, на рассвете, на закате и даже в серой дымке дождя. Хотя нельзя сказать, что сами закаты и рассветы тут какие-то особенные, это Вам не Карелия. Но, если бы я, подобно всем остальным участникам, прилетела только ради этого похода и не видела ничего больше, вероятно, я была бы не очень довольна. Не потому, что по натуре я неколлективный человек, «сам свой лоцман, сам свой боцман, сам свой капитан», не люблю «общак» и зависимость от коллектива, тем более от приехавших попить пиво и полускать с борта семечки (хотя что ещё делать часами на борту?), а не посмотреть как можно больше. Я всегда еду за местами, мне важно куда, а не с кем; а удовольствие от похода для меня зависит от соотношения цены и увиденного за эту цену. А тут я увидела значительно меньше, чем рассчитывала, у нас была всего одна радиалка на Фролиху, и ту я «выбила» со скандалом.

3) О цене вопроса: оргвзнос за участие в походе был 400 долларов (аренда катамарана и капитана), плюс местные расходы на закупаемые в Иркутске бензин и продукты, на микроавтобусы туда и назад. Расходы ожидались в приделах 300 долларов, но вышло ещё больше, так что рассчитывайте сразу на максимальное, и упаси Вас Бог, чтобы что-то ещё пропало из снаряжения, даже спасжилеты, чтобы с катамарана не свалилось в воду ни одно весло (оно-то не потонет, но может уплыть), и пусть капитан сам проверит, хорошо ли привязаны вещи на крыше микроавтобуса. Плюс перелёт (я летела только в один конец, за полгода вперёд это стоило в рублях чуть больше 9 тысяч). В итоге выходит совсем немало, но у местных на Байкале цены гораздо круче, правда, там не катамаран, а теплоходик; вообще, по крайней мере на прошлый год, конкурентов у капитана особых не было, подобную «авантюру» (цитирую его слова) и маршрут никто не предлагает. Авантюра — потому что в принципе может случиться что угодно, погода может помешать уложиться в график, и придётся ещё здорово доплачивать и уезжать в Иркутск из совсем другой точки, чтобы успеть на самолёт. Поэтому деньги с собой тоже взять стоит, капитан советует брать ещё долларов 300.

4) Среди достоинств похода, помимо красивых и труднодоступных мест и отсутствия других и более дешёвых вариантов туда попасть (в прошлом году, но, может, я плохо искала): профессионализм и опытность капитана, сумевшего выкрутиться даже с внезапно потерянным баллоном и впервые в жизни собрать тримаран, очень давно и хорошо знакомого со здешними местами, и вообще человека очень интересного и юморного, так что сидящим сзади обеспечены байки на всю дорогу (а сидящим спереди — красивые виды без человеческих спин и голов и мокрые ноги). Порядочность также гарантирована: на туристическом рынке он давно и верит в плохую карму за плохие поступки, так что не кинет Вас на деньги и не бросит в беде.

5) Теперь о недостатках (о них подробнее, т.к. нигде больше не прочитаете). Во-первых, не существует точной программы похода, расписанной по дням, или по крайней мере с указанием интересных мест, которые капитан как бы «обязуется» Вам показать; так что, если чего-то не увидели, его никак нельзя в этом упрекнуть. Поход планируется примерно по образцу одного из предыдущих, описанных подробно на сайте Скай-клуба, но очень примерно, так что не стоит думать, что, если на сайте выложены потрясающие фотографии, то Вы всё это увидите своими глазами. Обязательных радиалок тоже нет: если капитан сам уже где-то был, и не раз, и сделал там «завлекающие» фотографии, то ему туда больше не интересно, поэтому он не скажет, как обычно говорит инструктор в походе: «Сейчас ставим лагерь и плывём на мыс Саган-Хушун: кто хочет плыть, все со мной», — а что-то вроде того: «Ставим лагерь и, у кого в одном месте шило, могут поплыть на мыс» — или просто спросить, хочет ли народ: естественно, инертное большинство не хочет после перехода ещё чесать куда-то 25 км, даже за красивыми фотками (опять-таки, капитан тут вроде не виноват: просто большинство не хочет). Если бы так «демократично» во всех походах решалось, идти ли в радиалку, так никто бы никуда не ходил, были бы одни переходы. Так что реально Вам обещаны только красоты по дороге, если повезёт с погодой (нам повезло), хотя мы проплывали также много совсем неинтересных мест.

Затем, капитан отвечает только за снарягу, морскую и рыбную часть; что же касается такого «низменного», как закупка продуктов, то походные дамы получают на руки деньги и сами закупают их на своё усмотрение, получив лишь очень приблизительный инструктаж и некоторые пожелания. Не существует никакого списка (как в других походах, по крайней мере из моего опыта), где был бы расклад продуктов на одного человека (или на трёх, или на пять) на определённое количество дней, а также важные требования к качеству и упаковке. Понятно, что капитан не может сам и закупать бензин, и заниматься продовольствием, но такой список, несомненно, должен быть: это часть его работы. Потом, такое ощущение, будто кто-то считает, что женщины приезжают за тридевять земель с одной-единственной целью — готовить еду (а народу в походе всегда много, нас было 24), причём с собой принципиально не берутся кухонные атрибуты цивилизации: ни набор хороших ножей для резки, ни даже досточки (если поедете, не забудьте взять). Это сильно замедляет процесс приготовления пищи: тем, кто мог бы помочь, резать не на чем или нечем, в результате готовящие ужин пропускают и вечернее небо, и закат, т.е. то, ради чего приехали в такую даль. С деньгами и продуктами не церемонятся и не мелочатся: капитан исходит из того, что на Байкале бедных нет и не может быть, поэтому остаётся много лишних продуктов и бензина, а отношение к еде у всех очень пренебрежительное, из-за чего много продуктов пропадало и выбрасывалось.

Наконец, капитан принципиально не гасит в конфликты в группе, так что будьте благоразумны сами и помните, как ошпарили кипятком одного из участников нашего похода, который жестоко поплатился за то, что считал себя вправе высказывать взрослым малознакомым людям своё о них мнение и учить других жить. Старайтесь смотреть только на себя и не париться, если кто-то работает меньше, чем Вы (может, он чего-то не знает, не умеет или не понимает, инструктаж тут ведь тоже никто не проводит, а может, он просто медлительнее Вас): лучше аккуратно и спокойно поговорить с этим человеком один на один, без наездов, а не гневно увещевать его на людях или нападать всем на одного.

Если снова будет водно-горный поход (в 2014 это не планируется), то идите в горный, без этого не увидите половину красоты, только сами не спешите быстрее всех и других отговорите от спешки, чтобы уменьшить вероятность такого несчастья, как у наших ребят в горах. Порой группе больше хлопот и неприятностей от спешащего, чем от отстающего. В водном варианте такого комбинированного похода плохо то, что из-за чьего-то желания успеть в горы все остальные должны спешить по дороге туда и назад, нигде не задерживаясь: как будто бы «водоплавающие» туристы взяты только для того, чтобы обеспечить чужие горы. Но это я говорю частично из сожаления, что меня не могли туда взять.

О том, что нужно сразу рассчитывать на максимальную сумму ожидаемых расходов, я уже сказала. Как говорится, предупреждён — значит вооружён. По-моему, из этих недостатков действительно существенным является только первый. Но тут лучшее средство борьбы — подбить в поход команду единомышленников, с которой капитану придётся считаться, один-то в поле не воин. Потребовать разработать чёткую программу похода (понятно, что её выполнение будет зависеть от погоды) и заложить
в неё интересные Вам радиалки
: какие — можно выбрать по описанию предыдущих походов: скала Шаманка (мыс Бурхан) утром, мыс Саган-Хушун перед закатом, каньон Молокона, озеро Фролиха, Святой Нос…
А самое лучшееприсоединиться к походу после самостоятельного путешествия по Байкалу, как это сделала я, и посмотреть гораздо больше, чем другие; конечно, это не очень выгодно капитану, т.к. Вы не будете участвовать в доставке общего груза, по крайней мере в один конец, и, возможно, из-за Вас он заплатит за перевес, но всё же Вы принесёте ему больше денег, чем потерь, а в крайнем случае можно возместить стоимость перевеса, хотя это не очень недёшево.

 «Над облаками, поверх границ» (перелёт, утро 17 августа 2013)

По старой доброй туристической традиции, кое-кто из народа решил после похода избавиться от уже ненужных вещей — отдав их мне. Первым подошёл Вовчик из Лондона: «Юлька, хочешь палатку?
Я выбрасываю!» А кто ж забесплатно не хочет, там ведь только змейка на чехле сломалась; у меня палатки отродясь не было. Потом я разжилась тонким туристическим ковриком (у меня толстый и громоздкий) от Константина. Сказала, что Бог троицу любит, и тут выяснилось, что Юля оставила на камне возле мусорки свою походную куртку, как раз тёмную и моего размера; теперь я езжу в ней в лес за грибами. Имея и так чуть больше допустимого для «Аэрофлота» веса (разрешается 23 кг багажа и 10 ручной клади), я обросла ещё тремя с половиной килограммами. Капитан подсказал единственно верное решение: надеть свой перевес на себя. В аэропорту никто не спросит, почему ты летом проходишь регистрацию в тёплой обуви и куртке, это твоё личное дело; тем более, что, получив посадочный талон, куртку при проходе через металлоискатель уже можно снять и пронести в руке. Но мне пришлось надеть сразу три куртки, благо нижняя и верхняя были одного цвета, а средняя короткая и не высовывалась. И всё это в Иркутском аэропорту, где не работает кондиционер и без того была страшная духота. Но страдание во имя спасения денег для меня дело честное и благородное. Мучилась я недолго: каким-то образом мне удалось опередить группу у столика регистрации, я попросила, как обычно, местá у окна; разумеется, мне опять попалось окно с крылом самолёта, неизменным атрибутом почти всех моих поднебесных фотографий (см. последнее фото выше, 2 страницы назад), куда бы я ни летела. Но могло быть хуже.

А сэкономленные деньги я в результате (быть может, сдуру) отдала капитану, я всё равно недоплатила ему за поход — по тем простым причинам, что увидела меньше ожидаемого (Саган-Хушун он мне в письме обещал «точно»), а ещё считала, что не должна платить за потерянный баллон, если это произошло до моего появления в группе, и уж тем более имею право не платить за пиво, которое почти вся группа хлестала на «общак». Иногда даже казалось, что это поход за пивом: вот ради него капитан не жалел проплыть лишний крюк; я пива не пью, а капитан сам говорил, что это где-то минус 300 рублей. Но, с другой стороны, я не участвовала в доставке общих вещей, да и времени и желания долго спорить перед вылетом насчёт денег не было ни у одного из нас, поэтому для очистки совести я решила отдать рублей 500, ведь, в конце концов, именно капитан помог мне пройти регистрацию с перевесом, так что заслужил. Вот так я помучилась во время регистрации не для себя; это досадно, но ладно. Может, мне не стоило вовсе затевать напоследок разговор о деньгах, но было как-то неудобно даже не объясниться после похода, где у меня этой суммы с собой просто не было; открыто спорить с капитаном в ходе плавания я как-то боялась. Получилось очень глупо: и часть денег отдала, и отношения испортила.

…Мы вылетели из Иркутска где-то в седьмом часу утра, как раз светало. В Москву прилетели тоже в 7, и все 5 часов за окном было раннее утро и с правой стороны в окно били жёлтые лучи восходящего солнца. Мы догоняли наше время. В Киеве были где-то около десяти. Едва приземлились, я позвонила маме и бабушке; люди, сидевшие рядом и думавшие о своём, этого не сделали и явно осуждали меня, влезшую в их мысли со своими проблемами. Но я мечтала дожить до этой минуты все 49 дней и не могла ждать больше. Если бы вы знали, люди, как были трудны эти дни, каким бесконечно далёким и недостижимым казался дом…

Прозаический ЭПИЛОГ (бюджет поездки и питание на маршруте)

Признаться, я специально не подсчитывала общую сумму, чтобы не расстраиваться, хотя это результат многолетних накоплений. Итак, РАСХОДЫ на транспорт: плацкартный билет Белгород—Москва стоил 1000 рублей (30 июня 2013); правда, так вышло, что мне, не успевшей на более дешёвый поезд, подарил этот билет добрый человек по имени Саша, поскольку я ехала на Байкал, а он оттуда родом. Сидячий билет до Мурома (очень комфортабельный вагон, откидные кресла) стоил 457 рублей; сидячий до Казани должен был стоить 640 руб., просто из-за своей нелепой ошибки я поехала другим поездом. Плацкарта до Красноярска обошлась мне в 4380 рублей; а оттуда до Иркутска — 1794 рубля, плюс ещё 400 до станции Мысовая. Точных цен
я, конечно, не помню, но эти цены я смотрела накануне отъезда на сайте РЖД: получалось, что всего на железную дорогу от Белгорода до Мысовой, со всеми остановками, я должна была потратить 8791 рубль;
в кассе я обычно беру билеты без страховки, получается дешевле. Обратный перелёт Иркутск—Москва—Киев (на 17 августа 2013), купленный в начале февраля, стоил мне чуть дороже, 9 тысяч с чем-то, точно не помню. Горный поход стоил 5700 рублей; водный — где-то 700 долларов. А расходы на ночлег и еду (кажется, я вообще ничего не покупала, кроме магнитов) были ничтожно малы.

Что касается ЕДЫ, то на первые 4 дня мне хватило взятого из дому, а потом питалась в основном овсянкой с изюмом и крекером «Мария», этого добра у меня было с собой много, и половину я привезла назад в Харьков (виной тому — щедрость и гостеприимство сибиряков); в походах питание входило в стоимость. Кафе, столовые, закусочные, бары, рестораны — это всё понятия не из моей жизни, равно как и гостиницы.

За НОЧЛЕГ у людей, которые этим не зарабатывают, я обычно оставляю 100 рублей; но иногда хозяева категорически отказываются брать даже столь символическую сумму. Если нахожу ночлег через церковь, оставляю деньги в храме или хозяевам на храм. И самое главное: это путешествие, как и все предыдущие, — вовсе не моя заслуга и совершается только с помощью Божьей, без веры в которую я бы не решилась отправиться в путь. Эта помощь приходит через добрых людей, многих из которых я уже не помню по именам, но вспоминаю по поступкам. Так что Soli Deo honor et gloriaЕдиному Богу честь и слава.

См. начало: Часть I. От Оки до Ангары и от Волги до Енисея: Муром, Казань, Красноярск, Иркутск;
Часть II. Байкальские изюминки (9—15.07) и горный поход по Хамар-Дабану.

Юлия Цыбульник, Харьков, 2013.
(если могу помочь советом, хотите поделиться впечатлениями или возникли вопросы,
звоните +38-067-169-09-25, или пишите: julina76@mail.ru)

Понравилось? Поделитесь с друзьями!    
по почте или через RSS
Подпишись на новости:    
1 комментарий
  1. Простите, но я поправлю. Тракт, по которому нужно добираться из Иркутска в МРС, называется Качугский, а не Качинский.

Добавить комментарий

Подписаться на новости

по почте
RSS по RSS

Поделись с друзьями

О проекте

http://TripToEverywhere.ru - Самостоятельно планируем маршрут, ищем где жить, решаем что делать.