Подписаться
Планируй и путешествуй самостоятельно

Моя Байкальская кругосветка: БАЙКАЛЬСКИЕ ИЗЮМИНКИ и ГОРНЫЙ ПОХОД по ХАМАР-ДАБАНУ.

1) Ближе всего добраться до Байкала в Листвянку — около 70 км от Иркутска; именно здесь опускался на дно озера огонь Сочинской олимпиады. Трасса в Листвянку тупиковая, дальше дикий западный берег Байкала, холмы, покрытые тайгой. Ехать нужно от микрорайона Солнечный на окраине; здесь живописный широкий Иркутский залив и на причале стоит старейший в России ледокол «Ангара»: до строительства Кругобайкальской железной дороги (КБЖД, открыта в 1905) он переправлял поезда между станциями Байкал и Мысовая. По пути в Листвянку обязательно посетите ТАЛЬЦЫмузей деревянного зодчества под открытым небом, где-то на полпути; это займёт часа полтора, билет 120 рублей. Здесь лесная тропинка сперва приведёт Вас к стойбищу древних эвенков: охотничий чум из лиственницы  (фото 1), схрон для продуктов, похожий на маленькую избушку на курьих ножках, раздуваемый мехами костёр под навесом и треснувшая узкая лодка; на костях и черепах животных почему-то лежат монеты, вполне современные и настоящие. Дальше по дороге каскад водяных мельниц, правда, воды там не было (может, её подают только по выходным и особым праздникам?); а рядом, сквозь деревья, захватывающий вид на широкий разлив Ангары (фото 2). Справа мангазея — общественное зернохранилище на случай беды. Потом — целая деревня: крестьянские дворы, волостное правление, Илимский острог со Спасской проездной башней (1667, фото 3), изящная Казанская церковь (1679, фото 3) с резным куполом, дом псаломщика, одноклассная школа с комнатой учительницы; можно войти в каждый двор и дом. В домах соседней деревни — разные выставки и трактир (там реально можно поесть), здесь ещё одна, Троицкая церковь (фото 4), похожая на деревянную избу с белыми ставнями, на крыше которой надстроили купола и шатёр колокольни. И завершает экспозицию расположенный на высоком берегу Ангары бурятский улус, по-нашему село: здесь я впервые узнала, что юрты бывают не только войлочные, но и деревянные, с предбанником, похожим на обычный домик.

Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан

2) Далее я отправилась автостопом в ЛИСТВЯНКУ и вышла на въезде в посёлок, там, где кончается Ангара и начинается Байкал. Неподалёку от истока посреди реки торчит небольшой Шаман-камень: по легенде, его бросил старик-Байкал вслед любимой дочери Ангаре, убегающей от него к красавцу-Енисею. Где-то здесь, перевернувшись на моторной лодке, утонул за 2 дня до своего 35-летия Александр Вампилов, автор пьес «Старший сын» и «Утиная охота»; памятник драматургу стоит на въезде в Листвянку. За ним видна пристань парома (см. фото 3 ниже), на котором я завтра в восемь утра поплыву на тот берег Ангары, в порт Байкал, и пойду по рельсам Кругобайкалки. А пока мне нужно успеть подняться на камень Черского, откуда прекрасно видны Байкал с истоком Ангары (фото 1), самым широким истоком реки в мире, и мыс Баранчик на том берегу; ради этого вида и стоит ехать в Листвянку. Подъём где-то в начале посёлка, но указателя на трассе не видно, поэтому лучше уточнить у местных, по какой именно дороге идти налево в гору. Мне повезло, до канатки довезла попутная машина, потом я спокойно поднялась пешком, минут за 20, а дальше дорога к камню шла влево. В свете уходящего дня (было ровно шесть вечера) с высоты 755 м Байкал показался мне молочно-белым; налево вдоль берега уходила узкой длинной полосой Листвянка. Здесь, на Байкале, многое названо именем Черского: учёный-самоучка, не заканчивавший никаких университетов, он был сослан в Сибирь на военную службу за участие в польском восстании 1863-го года, познакомился здесь с учёными-натуралистами и увлёкся исследованием сибирской природы, геологии и географии, организацией экспедиций и сбором коллекций; поскольку его национальность точно не известна, им гордятся и поляки, и белорусы. Спустившись к трассе, я немного побродила вдоль берега, наблюдая, как меняется вечернее небо, а потом пошла вдоль впадавшей в Байкал горной реки в Крестовую падь. В распадке виднелись кресты и зелёный шпиль колокольни Свято-Николаевской церкви (фото 2), где меня без долгих расспросов приняла на ночь живущая при храме послушница Амвросия, в миру Галина, дай Бог здоровья ей и её детям; похвалила, что я проделала такой долгий путь в юбке. Любят на Байкале Святого Николая, покровителя моряков, и посвящают ему почти все храмы. Вот и эту деревянную церковь построил в 1846 купец Серебряков, после спасения его судна в бурю, только была она на берегу озера, а сюда её перенесли при строительстве Иркутской ГЭС, чтобы уберечь от затопления.

Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан  Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан  Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан

3) Ранним солнечным утром Байкал был тёмно-синим, с тонкой и чёткой синей полоской на том берегу. Первый паром увозил меня по истоку Ангары из Листвянки в ПОРТ и посёлок БАЙКАЛ (см. фото 4 выше): плыть не больше получаса, но паром ходит редко; стóит переправа, кажется, 50 рублей, но пассажиров не было, и почему-то у меня никто денег не просил. За портом находится конечная станция старой КРУГОБАЙКАЛЬСКОЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ (КБЖД, 1902—1905) — длинный одноэтажный деревянный домик с надписью «Байкалъ» (фото 1 ниже). Когда-то поезда шли дальше, вдоль Ангары до Иркутска, но этот участок дороги был затоплен в 1950-х, при строительстве Иркутской ГЭС, а новую дорогу из Иркутска в Слюдянку проложили вдали от озера: так старая Кругобайкалка стала тупиковой. Из транспорта здесь осталась только одна электричка из трёх вагонов, она ходит 4 раза в неделю и, несмотря на вполне современный вид, по-прежнему носит старое прозвище «Мотаня», за свою медлительность; на ней местные жители и туристы-палаточники ездят за продуктами, ведь магазины есть только на конечных станциях; иногда заказывают что-то привезти проводнице. Местных мало, на 84 километра тупиковой дороги от Култукá до посёлка Байкал всего 12 небольших населённых пунктов, и все друг друга знают, словно жители одной большой деревни: утром на 79-ом километре мне посоветовали, у кого можно переночевать на 102-ом. Здесь нет других дорог, кроме как по шпалам, машины приезжают сюда только по льду. Туристов возят вдоль КБЖД на катерах или на экскурсионном поезде, который делает остановки в самых интересных местах и стоит 2300 рублей (это на целый день, тремя видами транспорта: автобусом из Иркутска в Листвянку, катером до порта Байкал, поездом по КБЖД до Култука, потом им же до Слюдянки и Иркутска). Что касается катеров, то с воды оценить красоты Кругобайкалки невозможно, а экскурсия на поезде — это вариант на случай крайнего дефицита времени. По-настоящему увидеть КБЖД можно только пройдя по её шпалам, через живописные бухты (фото 2—3) и туннели (фото 4—6), и начинать лучше с посёлка Байкал, там очень красивые места; недалеко от станции — крохотные рукотворные островки с берёзками. Будь у меня в запасе 4 свободных дня, я прошла бы по всей 84-километровой дороге, но дней было два, и второй наполовину дождливый; в первый я легко преодолела 30 км, во второй — только 17. Расстояние меряется легко: периодически справа появляются столбы с номерами двух километров — пройденного и нового; нумерация старая, от Иркутска, поэтому посёлок Байкал в начале пути — это уже 72-ой километр.

Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан

Я шла одна, практически не встречая других туристов; один раз меня окружила толпа французов с катера, спрашивая через экскурсовода, как я здесь оказалась; когда проходила с рюкзаком через какую-то базу отдыха, один из сотрудников воскликнул: «Ба! Турист! Живой!»; из чего я заключила, что пешеходы здесь редки, но, правда, это были будние дни. Дорога шла по высокой насыпи вдоль Байкала, но спуск к нему очень крут, подходов к воде крайне мало. Я окуналась всего пару раз в день, впервые — на 79-ом километре, прямо с деревянного причала: как по мне, легче сразу войти в ледяную воду, чем с берега по каменистому дну. По-хорошему, конечно, для купания в Байкале нужны резиновые тапочки (в которых крепко держится нога), а для хождения по шпалам — спортивная обувь на толстой, прочной подошве: на отдельных участках пути шпалы обильно посыпаны щебёнкой (такой длинный неудобный кусок Вам впервые встретится через 40 с лишним километров, перед посёлком Маритуй). Ещё я всегда беру с собой не только плащ-дождевик, но и зонтик, им я прикрываю днём спину от солнца. И запас продуктов: магазинов-то по пути не будет.

Кругобайкалка славится обилием инженерных сооружений: мосты, противооползневые подпорки на склонах и, конечно, 39 туннелей, от совсем крохотных до 800-метрового перед станцией Половинная.
В строительстве дороги принимали участие итальянские и албанские специалисты, на каждый километр пути в среднем уходил один вагон взрывчатки. КБЖД, соединившую разорванную Байкалом Транссибирскую железнодорожную магистраль, не зря называли «золотой пряжкой стального пояса России»: по трудности и стоимости выполненных работ она превзошла все прочие дороги. Основная часть туннелей сосредоточена как раз по пути от станции Байкал до середины КБЖД. В прямых туннелях, даже очень длинных, почти не страшно, ведь в конце всегда виден свет; а вот в туннелях с поворотами, где быстро становится темно, мне, конечно, было не по себе. Тут необходим серьёзный фонарик, я же взяла с собой поросёнка: нажимаешь на кнопочку — в его ноздрях мерцает слабый свет и раздаётся ритмичное фырканье.

В высокой траве вдоль путей пестрели цветы: розово-сиреневый иван-чай, жёлтые лилии (фото 3) и какие-то гигантские одуванчики на очень высоких стеблях, красные саранки с завёрнутыми лепестками (фото 1), как бы завязанными бантиком; над водой на длинных толстых ножках нависали крупные белые соцветия борщевика; среди камней попадались конические шишкообразные кактусы, растущие в садах на альпийских горках (фото 4). Ближе к концу июля, после моего горного похода, тут появится первая земляника. Прямо на шпалах росли грибы, все одного вида, светлые с буро-коричневыми чешуйками: местные едят этот гриб и называют «шпальник» (фото 1—2). Ещё всякие насекомые: бабочки, кузнечики, назойливо покусывающие оводы; от более крупных животных Бог миловал, хотя справа от дороги высились скалы и таёжные склоны. Байкал, с утра такой насыщенно-синий, часам к пяти потускнел, отразив молочно-сереющие небесные краски; но на его матовой зыбкой поверхности ещё блестели отдельные глянцевые, зеркально-гладкие полосы. Если бы не горы на горизонте, небо и море непременно слились бы к вечеру в единую гармонию серого и синего.

Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан

Я ночевала на 102-ом километре, в посёлке Шумиха, где на берегу шумной одноимённой горной реки живёт замечательная женщина Галина Ивановна, очень душевная, рано овдовевшая и одинокая, потому она так рада нежданной гостье. С утра был дождь, да и вчерашние 30 километров по шпалам с рюкзаком давали о себе знать; только в полдень я, наконец, собралась в путь. Мне предстояло пройти почти вдвое меньше, 17 км до посёлка Маритуй, но увидеть ещё больше интересного, чем вчера. Пройдя туннель за Шумихой, я увидела полный набор инженерных сооружений КБЖД в одном месте: мост, галерею подпорок с арками, и, конечно, новый туннель впереди. А вскоре мне посчастливилось наблюдать редкое и чудесное явление, именуемое «Байкала гладь» (см. фото 3—4 на предыдущей странице, после туннелей): огромное фигуристое белое облако полностью отражалось в незыблемой глади воды. В соседней бухте я увидела полосы разного цвета на воде: на самом деле это разные породы прозрачного байкальского дна. Вода в Байкале, несмотря на обычный летний планктон, пресная и очень чистая, не у берегов её даже можно пить (я в водном походе пила). На 106-ом километре, с радиофизической обсерватории, где, конечно же, есть интернет, я отправила э-мейл маме (на КБЖД нет сотовой связи, только местная компания ББК, действующая в приделах Иркутской области, и только отсюда можно связаться со всем остальным миром).

Но вот позади самый длинный (807 м), но прямой Половинный туннель, и, пройдя КБЖД до середины, я очутилась на самой красивой станции Половинная (так же называются и деревня в живописнейшем распадке гор, и река, см. фото 1 ниже). Здесь даже стоит старый паровоз «Американка», в который постоянно залазят дети, как на настоящих крупных железнодорожных станциях. Перейдя красный железный мост (см. фото 2) через реку, фотографирую распадок, реку и село. Здесь я застреваю до половины шестого и окунаюсь дважды — в Байкале (есть пляж со столиками на берегу) и потом в реке Половинная, где вода теплее, но оказалось илистое дно. После станции меня ждёт один из самых коротких туннелей — всего 31 метр.

Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан

К вечеру у белёсого Байкала появляются тёмно-синие полосы на горизонте. Около десяти (ещё не темно) добираюсь до 120-го километра, это большой посёлок Маритуй, местный райцентр, где не без труда нахожу дом ещё одной гостеприимной и доброй женщины — Ларисы Игнатьевны, подруги Галины Ивановны, у которой я ночевала вчера; в пять утра в проливной дождь она провожает меня на электричку до Слюдянки. На ту самую «Мотаню», которая теперь выглядит и стóит, как обычная электричка (я заплатила 43 рубля), и отправляется от станции Байкал 4 раза в неделю — ночью по понедельникам, вторникам, пятницам и субботам (на всякий случай, обратно, из Слюдянки, она ходит днём в понедельник, четверг, пятницу и воскресенье; расписание висит на каждой станции). Несмотря на непогоду, я вышла на предпоследней станции «Слюдянка-2», чтобы увидеть Шаманский мыс (фото 3 выше) — очень известное и фотогеничное место на юго-западном берегу Байкала, за устьем реки Култучная; буряты говорят, там жил знаменитый шаман. По сути дела, это островок в форме бумеранга, но туда можно попасть по узкому перешейку, хотя лучше всего он смотрится сверху. От поезда идти где-то минут 20, сначала вперёд вдоль путей, по левой стороне, потом по лесной тропинке налево; точнее спросите у местных. Справа от мыса — панорама горного хребта Хамар-Дабан, слева тоже горы, живописные даже в серой дымке дождя и белых хлопьях тумана (см. фото 4 выше). Вообще до начала горного похода у меня было ощущение, что в Слюдянке всегда такая погода. Уезжать отсюда в Иркутск быстрее на маршрутке или автостопом, чем электричкой, но нужно вернуться к станции и дойти до шлагбаума на пересечении путей и автотрассы, всё вместе займёт минут 40.

Заканчивая рассказ о КБЖД, скажу ещё об одной популярной среди туристов станции, где я побывала после похода по Хамар-Дабану, который закончился в Слюдянке. Я тогда перебралась в Култýк (он совсем рядом), где начинается тупиковая ветка Кругобайкалки, оставила вещи в доме чудесной молодой женщины Вики, искупалась на пляже и прошла 8 км по КБЖД до Старой Ангасолки, наслаждаясь вечерним Байкалом и земляникой. Не могу сказать, чтобы после всех увиденных станций эта сильно восхитила меня, тем более вечером, хотя здесь много интересного: горы, большой арочный мост над каменистой рекой Ангасолкой, деревянная часовня столь почитаемого в здешних краях Святого Николая, вид влево на далёкий мыс в форме каблучка. В самой деревне есть дом, где в 1926 во время экспедиции по Азии останавливался Николай Рерих; теперь там его музей. Ещё здесь палаточный городок на берегу и много небольших гостиниц. Популярность Старой Ангасолки объясняется тем, что это самая красивая из станций КБЖД, близких к Слюдянке и Култуку, сюда легко дойти пешком, а обратно можно по лесной тропе добраться до станции Тёмная падь, которая расположена уже на новой железной дороге, проложенной в обход Байкала в 1957, а оттуда уехать электричкой в Иркутск. Я поступила иначе: за 2 часа вернулась обратно в Култук и переночевала в радушном доме, где оставляла вещи, дай Бог здоровья Вике и её дочке Тане. А Вам хочу сказать, что эти 8 километров от Култука до Ангасолки, где по пути даже нет туннелей, дают очень малое представление о Кругобайкалке.

4) На диком западном берегу Байкала наиболее известна Песчаная бухта, добраться к которой можно только по воде. Для состоятельных граждан это не проблема: из Иркутска через день туда заходит теплоход «Баргузин», плывущий на остров Ольхон; если верить интернету, билет в оба конца стоит 3000, в один — 2000 рублей. Но я простых путей не выбираю и сперва добираюсь автобусом до Иркутского пивоваренного завода; кстати, будьте осторожны, спрашивая у местных, как пройти-проехать: многие иркутяне, даже водители, очень плохо знают свой город, а ещё хуже — откуда в нём начинается дорога к тому или иному селу на Байкале. Мне нужно было попасть в ближайший к бухте посёлок БОЛЬШОЕ ГОЛОУСТНОЕ, дорога к которому идёт от «пивоваренки». Я оказалась тут поздно, в районе пяти, но повезло с автостопом: мне остановила замечательная женщина, Ирина, которая ехала почти до конца; остаток пути был преодолён на грузовике. Дорога не магистральная, машин мало, ехать 2 часа, по пути — широкая река Идин-Гол; ещё одна река и очень живописные места перед въездом в посёлок, я бы обязательно вышла и побродила там, если бы добралась сюда чуть раньше. Но пора уже было думать о ночлеге. Грузовик довёз меня до края села, где над самым берегом Байкала стояла новенькая деревянная церковь с синими куполами (как обычно, в честь Святого Николая): построенная здесь ещё в 19-ом веке, она после восстановления в 1990-х уже пережила два пожара. Батюшка, спаси его Господи, помог мне найти приют у двух православных сестёр-буряток, я даже случайно попала к праздничному столу: у младшей был день рождения.

 

Регулярных рейсов из Большого Голоустного в ПЕСЧАНУЮ БУХТУ на катере «Святой Лука», о которых я читала в интернете, на деле не оказалось, но по мере надобности туда плавают катера с туристами — «Сапфир-2» и «Северянин». Оставалось положиться на счастливый случай, благо был вечер пятницы, а впереди выходные. С утра пораньше я простилась с гостеприимными хозяйками, дай Бог им благ на долгие годы, и с рюкзаком пришла на пристань. Катера стоят на берегу узкого длинного залива, отделённого от собственно Байкала кромкой суши; не знаю, может, это река Голоустная, но дальше она сужается до такой степени, что я легко перешагнула на другой берег и дошла до Байкала, сделав много снимков (места здесь красивые, фото 1—2) и всё время поглядывая на причал. Заметив группу детей, заполнявших катер «Сапфир-2», я бросилась бежать; организатор поездки, дай Бог ей здоровья и процветания, согласилась взять на борт паломницу из Харькова, и даже совершенно бесплатно; я же постеснялась заикнуться насчёт обратного пути с ними, решив договориться с сопровождающим детей гидом, и это потом оказалось моей ошибкой. Мы плыли около часа (40 км) вдоль холмов, покрытых тайгой; особенно были красивы скалы в пади Средние Хомуты (фото 3), ближе к концу пути. Дети попрятались в каюту: они были легко одеты. Наконец у берега показалась небольшая скала Бакланий камень (фото 4), на которой давно гнездятся только чайки. А справа уже виднелась сама бухта — кромка песчаного берега, в обрамлении двух утёсовБольшой и Малой колокольни. Проплываем Мáлую, 60-метровую, напоминающую с воды конус в широкой юбке; Большая, на 20 метров выше, остаётся справа от причала, её профиль похож на зверька с ушками. Прямо в бухте — старая и недорогая (от 300 руб.) турбаза «Песчаная»; дети поселились и ушли по тропе (вправо и вверх) купаться
в соседнюю бухту Бабушка, за Большой колокольней; можно, конечно, и здесь, но считается, что там чище.

Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан

Я, как всегда, начала с самого сложного и, оставив вещи в кафе, поднялась мимо туалетов по тропе вверх (потом, минут через 20, нужно выбрать поворот направо), чтобы посмотреть на все окрестные бухты со скал в предгорьях Приморского хребта; по пути, в лесу, мне встретилась скала в форме указующего в небо перста. Скалы над Песчаной бухтой (фото 1—2 ниже) похожи на налепленные друг на друга шарики каменного теста; мне они показались более причудливыми, чем Красноярские столбы. Тут после обеда солнце (в тот день неяркое) бьёт прямо в глаза, поэтому снимков я сделала немного. Сверху теперь уже Малая колокольня напоминала ушастого зверька, а Большая — огромный башмак. Сама Песчаная была почти не видна, зато открылся вид на соседние бухты вправо. Спустившись (спуск крутоват, гораздо сложнее подъёма), я тоже пошла к Бабушке — в соседнюю бухту слева. По дороге увидела основную достопримечательность Песчаной бухты — ходульные деревья (фото 3): лиственницы с торчащими из песка огромными разветвлёнными корнями; кажется, вот-вот они оживут и, ковыляя, сделают отсюда ноги. Жаль, что не сделают: тут, среди туристов и детей, считающих своим долгом залезть, попозировать, дружно полазить по корням, они обречены; раньше их было больше, здесь водились и ходульные сосны. Я свернула вправо и попыталась вскарабкаться на Большую колокольню, думая через неё перебраться в соседнюю бухту, но не увидела «дороги»; задача была явно не по силам, пришлось вернуться назад на лесную тропу.

Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан

Бухта Бабушка небольшая, тоже песчаная, но с более лазурным берегом и со своей Колокольней на том конце, за которым вроде есть и бухта Внучка, и мыс Дед, но я так далеко не заходила. Здесь, как и в Песчаной, запрещено ставить палатки. Я ночевала на турбазе «Песчаная», где оказался просто замечательный персонал: кровать в деревянном домике стоила минимум 300 рублей, я же могла позволить себе вдвое меньшую сумму, которую наотрез отказались брать и поселили меня бесплатно, в отдельной комнатке; здесь же меня приютили и следующей ночью, когда я не смогла уехать из Песчаной, и даже накормили ужином в столовой, дай Бог здоровья Альбине Васильевне и всем, кто мне тогда помог. На следующее утро я пошла направо, в соседнюю маленькую бухту Академическая, где прямо перед утёсом Малая колокольня (фото 1 ниже) на охраняемой и огороженной территории расположена «крутая» турбаза «Байкальские дюны»: там есть интернет, и мне разрешили написать письмо маме (сотовая связь в бухтах не работала). Оттуда я пошла дальше, в крохотную лазурную бухту Синичка (фото 2 ниже), панорама которой на фоне Приморского хребта открывается с Малой колокольни; а вдали виден Бакланий камень, который мы проплывали по пути в бухту. К Колокольне по склону ведёт тропа: идти по ней стрёмно, а к краю обрыва и близко подходить не стóит, не зря же тут стоúт крест. Зато с одной стороны видна бухта Синичка, с другой — бухта Песчаная (см. фото 4 выше).

Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан

Это всё, что я видела в Песчанке, остальное время ушло на попытки покинуть бухту, что оказалось гораздо сложнее, чем добраться сюда. Капитан, с которым я приехала, отказался взять меня из-за перегруза, у него по пути назад добавились люди, сопровождающая тоже не смогла его уговорить и передала мне с его слов, что тут много катеров, и я обязательно уеду. Может, и много, только я почти сутки металась между тремя соседними бухтами (Песчаной, Бабушкой и Академической), но никто не собирался отплывать в сторону Голоустного, а у тех, кто плыл, тоже был перегруз. Я была в отчаянии: ведь на следующий день в 8 утра я должна быть на вокзале в Иркутске, начинался наш горный поход, уже наполовину мною оплаченный, туда ещё нужно собраться, как следует обдумав содержимое рюкзака. И вот, уже полдень, а я не могу покинуть Песчаную бухту. И оставался только самый сумасшедший выход. Единственным судном, отплывавшим в тот день из бухты, был теплоход «Баргузин», только плыл он не в Иркутск, а на остров Ольхон — в противоположную сторону. У причала стояла группа подростков с рюкзаками, руководитель которых вошёл в моё положение и помог пройти зайцем на «Баргузин»: одетая так же, как они, с рюкзаком на спине, я поднялась на борт вместе с группой, а потом он убедил контролёра, что она просто ошиблась при подсчёте его ребят. Корабль отчалил в час; конечно, я надеялась сойти в ближайшей деревне Бугульдейка, в 40 км отсюда, или, на худой конец, в Сахюрте, у паромной переправы на остров Ольхон. Но «Баргузин» останавливался только там, куда ехали пассажиры с билетами: высадив компанию в одной из соседних с Песчанкой бухт, он сразу взял курс на Хужир, крупный посёлок в самом центре Ольхона. Стоя на верхней палубе, я постепенно смирилась со всем происходящим, положившись, как всегда, на мудрость Божию, и даже обрадовалась такой неожиданной подарочной «экскурсии». Погода менялась на глазах: дождь кончился, рассеялись тучи, осталось только синее море (местные называют Байкал только так), синее небо и горы с белым покрывалом облаков (см. фото 2—3 выше). Менялся и пейзаж: покрытые тайгой холмы незаметно сменились голыми утёсами и степными плато, особенно на Ольхоне, вдоль которого даже как-то скучно плыть, — степь да степь кругом. Это справа, а с левой стороны проплывали горы Приморского хребта и изредка малые острова.

В пять часов вечера «Баргузин» причалил к песчаному пляжу возле мыса Бурхан, который красуется на всех магнитах из Хужира. Теперь нужно было для начала добраться назад до парома. Больше часа я простояла на окраине посёлка: автобусы уже не ходили, редкие попутки не останавливались. Уже в семь вечера меня подобрала газель: в ней возвращались в Иркутск туристы, и у них было как раз одно свободное место. Водитель, узнав мою историю, согласился взять меня всего за 300 рублей, которые у меня были, благодаря помощи одного доброго человека; думаю, это вдвое меньше положенного. Вечерний вид с автотрассы просто завораживал: густая синь Байкала, обрамлённая залитой предзакатным солнцем степью Ольхона; впереди, где искрились его ослепительные лучи, в блестящей воде с серебряным отливом проступали мягкие очертания бухт. Но я ещё вернусь в Хужир после горного похода, ещё дважды проеду вечером по этой трассе. А пока… я добираюсь в центр Иркутска только около трёх часов ночи, бужу бедного хозяина дома, вытаскиваю все свои вещи во двор, где оказались и столик для чемодана, и лампочка, при свете которой я пакую рюкзак, и рукомойник, и розетка, куда я включаю кипятильник, чтобы поесть и помыть голову. Вот что значит «все удобства во дворе»! Всё это мне показали два соседа, которые в ту ночь, на моё счастье, тихо и культурно отдыхали и закусывали под открытым небом.

 

 

 

«А под ногами сквозь туман// хрустит хребет Хамар-Дабан» (16—24 июля)

К девяти я была на Иркутском вокзале во всеоружии, с рюкзаком и лыжной палкой, с которой прошла 3 горных похода (потом она пропала по дороге на Ольхон и навсегда осталась на Байкале, как частичка меня). Вокзал недалеко от центра, сразу за Ангарским мостом, но транспорт туда ходит редко и объезжает вокруг целого микрорайона, прежде чем попасть на станцию, и это нужно учитывать. Возле пригородных касс меня выцепила из толпы организатор похода Ксения Зулина из турклуба «Походник». А инструктор Андрей Таничев купил мне билет до Слюдянки и сразу же истребовал недостающую часть денег (в поход с одним инструктором берут максимум 12 человек; для резервации места нужно заранее перевести 3000 рублей; поход может стоить от 4350 до 6200 руб., в зависимости от количества участников). Электричка до Слюдянки идёт 3,5 часа, так что Андрей успел распределить продукты, а я — немного выспаться и переодеться по погоде. Вокзал в Слюдянке (см. фото 1 на след. странице) уникален — единственный в мире вокзал из местного белого мрамора. Всё интересное в посёлке расположено рядом с вокзалом: обойдя его, с другой стороны Вы увидите деревянную церковь (разумеется, Святого Николая), построенную в 1914 и восстановленную в 2008. А по дороге в горы, почти сразу за мостом через пути, слева видна старая красная водонапорная башня.

…Ровно год назад в Хибинах (Кольский п-ов), когда я проходила мимо соседнего лагеря, пожилой турист сыграл мне на гитаре песню Визбора про Хамар-Дабан. Уже тогда я давно мечтала о Байкале и восприняла это, как своего рода знак. С детства неспортивная, с ослабленным сердцем, одышкой и нарушенной координацией движений, но с безумной любовью к горам, равно как и к озёрам, я решила, что эта песня должна сбыться в моей жизни, и пусть это будет достойным завершающим аккордом в моём походном досье. Только одно не сбылось: Визбор пел про туманы и сплошные дожди, а у нас дождливым был только первый день, когда мы поднимались от Слюдянки вверх по лесной каменистой тропе, где пока ещё ничего не было видно. Потом дождь нас ловил, но не поймал; а когда мы через неделю вернулись на нашу первую стоянку, там не было воды: горная река Слюдянка частично пересохла.

Турклуб «Походник», завлекающий недорогими ценами, я нашла ещё зимой в интернете, списалась с организатором Ксенией Зулиной из Иркутска: честно призналась, что в горах сильно отстаю от группы, и удивилась, что меня согласны взять. Однако с инструктором, Андреем Таничевым, Ксения это не обсудила. Пофигизмус вульгарис: ничего, что я по-латыни? В результате Андрей и вся группа пытались убедить меня остаться на три дня на горной метеостанции, а потом пойти с ними в радиалку на пик Черского и водопады (путь к которым и без них тут каждая собака знает) и спокойно спуститься обратно в Слюдянку. Но это поход коммерческий, где все вопросы решаются деньгами, ребята же хотели убедить меня уйти безвозмездно, признав саму себя виновной и ответственной за своё «недопустимое» участие в походе, а потом три дня плевать в потолок на Богом забытой метеостанции из любви к ближним. Интересно, что, по иронии судьбы, я не только не помешала группе уложиться в график похода, но и была единственной, кто поднялся на два двухтысячника. Им, выносливым и спортивным, достаточно было просто посмотреть на эти вершины.
В конце похода я поблагодарила народ за то, что говорили мне жёсткую правду, не подавали руки, как в предыдущих походах, не несли рюкзак; за то, что я шла не налегке, как иногда в Хибинах, а несла модули (продукты) наравне со всеми. Одним словом, у меня больше поводов гордиться этим походом, чем любым другим. По поводу цен: на самом деле походы в «Походнике» не дешёвые, просто менее полноценное питание. Судите сами: поход на 10 дней по Хибинам с турклубом «КП» (Клуб приключений) стоил 7000 рублей, а на 9 дней (16—24 июля) по Хамар-Дабану — 5700 (могло быть и меньше, но не добрали группу). Разница небольшая, но в Хибинах у нас были полноценные и разнообразные перекусы (изюм, курага, орехи, чернослив, цукаты, шоколадные батончики, крекеры), а тут одни конфеты (шоколадные, карамельки, сосательные), которые всем порядком надоели, а в радиалку на пик Босан мы ходили вообще без еды, хотя и надолго. В Хибины тоже как бы брали всех желающих, но при этом без дальнейших упрёков; там была рация для связи с отстающими, к которым был приставлен сопровождающий, каждый день разный, была гитара, на которой чудесно играла инструктор Ольга Кодес, и даже флейта. Справедливости ради, скажу, что Андрей Таничев — тоже очень опытный инструктор и интересный человек, и поход по Хамар-Дабану Вам обязательно понравится, если будет хорошая погода и видимость в горах, но погода там очень «склонна к измене». Андрей говорил, что предыдущая его группа 5 дней шла в тумане. Если пойдёте с «Походником», возьмите с собой что-нибудь путное на перекус и посоветуйте это сделать всей команде, а ещё лучше — обсудите этот вопрос с Ксенией или другим организатором.

Многие туристы проходят часть нашего маршрута сами. Это не так и сложно: от вокзала в Слюдянке, перейдя через пути, нужно идти по улице вверх, потом направо, дальше вверх вдоль реки Слюдянка, которую время от времени пересекают деревянные «волонтёрские» мосты (построенные волонтёрами; до этого туристы переходили реку вброд). Тут одна каменистая лесная тропа, так что всё время идёте потихоньку вверх. Где с правой стороны видны белые меловые горы, там, говорят, живёт 2-летний мишка, но в это время года он вроде бы не голоден; проходя мимо, я изо всех сил стучала лыжной палкой по камням, чтобы отбить у него охоту высовываться (впрочем, я не знаток медвежьей психологии). Важные вехи на подъёмекафе и, значительно дальше, метеостанция, после которой остаётся последний, минут на 40, серпантин — и дальше до вечера крутого подъёма не будет; здесь уже видны первые вершины. Чтобы добраться сюда, нам понадобилось чуть больше суток: накануне мы приехали в Слюдянку только в час дня.

После серпантина будьте внимательны, дорога расстраивается: влево и вверх уходит тропа на пик Черского, вправо и внизна водопады реки Подкомарной; но нам нужно прямо и вниз, перейти через речушку и пойти по Старомонгольской дороге, мокрой и окружённой лужами даже в сухую погоду; справа от дороги шумит речка Каменка, приток Подкомарной. Примерно через полчаса по правой стороне Вы увидите Чёртово озеро (фото 4); слева от дороги, перед поворотом вокруг озера, можно разбить лагерь. Кстати, вода здесь тёплая, и вечером в ней красиво отражаются вершины окрестных гор (фото 5—6). Незаметная тропинка через кустарник к месту купания начинается чуть не доходя до озера: сверните направо со Старомонгольской дороги. В тот день, ещё возле развилки, я впервые потерялась в горах: был долгий привал после серпантина, и решила выйти раньше других, чтобы сократить своё отставание. Андрей в это время прикрыл глаза и не увидел моего ухода, а я, не заметив развилки, долго шла к пику Черского, радуясь, что меня никто не смог догнать, и удивляясь, почему наш инструктор сказал, что подъём окончен. Слава Богу, я знала, где мы должны были ночевать, а на Старомонгольскую дорогу меня вывел инструктор из стоявшего внизу лагеря волонтёров, который услышал мои крики и, когда понял, что это не шутка, вскарабкался ко мне по гребню скалы.

Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан

Утром мы покинули Чёртово озеро, чтобы вернуться сюда через 3 дня; сверху, с перевала Чёртовы ворота, оно напоминало подкову на счастье (см. предпоследнее фото выше). Нам предстоял переход 18 км в сторону пика Босан, куда без проводника попасть невозможно. В траве цвели ярко-жёлтые жаркú, или огоньки (по-научному — купальница азиатская, фото 3 выше), синий водосбор (фото 2 выше) с большими вислоухими лепестками, розовые лепестки шиповника и светло-сиреневый бадан, чьи листья наш инструктор кидал в чай, бежевые соцветия рододендрона. Кое-где в горах лежал снег (см. ниже фото 1). Часть пути шли по болотистой тундре, по мягкому мху, в котором утопали ноги; было очень неудобно. Остановились снова у озера, на сей раз безымянного; назовём его озеро Босан (см. последнее фото выше). Наутро пошли в радиалку на пик Босан (2275 м). По пути был крутой оползневый спуск, который проходили по одному; дошедшие вниз прятались под скалой от сыпавшихся сверху камней. Мне повезло, я слезла третьей, поэтому даже со своими черепашьими темпами успела забраться на пик Босан и, преодолев страх, по лестнице на самую вершину (фото 2 ниже); кроме меня, сюда взошёл ещё один парень из группы, остальные ограничились созерцанием пика. А к вечеру следующего дня мы тем же путём вернулись на Чёртово озеро. Наш схрон продуктов, подвешенный в пакете к дереву, украли: инструктор сказал, что в его походной практике это впервые. Там были крупы, всё самое простое; тушёнку закопали под деревом, её воры не нашли. Считается, что плохие люди в горы не ходят, но всё-таки…

Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан

Потом была радиалка на целый день: сначала по окрестным горам к подножию пика Черского (2090 м, его вершина видна слева на последнем фото выше), где мы любовались расположенным внизу, в котловине, лазурным озером Сердце (см. фото 3 выше). Народ опять удовлетворился лицезрением пика, никто, кроме меня, не хотел лезть на вершину, и мне пришлось вместе со всеми спуститься и пойти на водопады реки Подкомарная. Было воскресенье, уйма народу. На одном из водопадов, на счастье безлюдном, мы купались и загорали; вернулись по Старомонгольской дороге. Я пожалела, что не рискнула оторваться от коллектива и подняться на пик Черского; спускаться с гор, не покорив знаменитый двухтысячник, не хотелось.

Утром я сообщила инструктору, что ухожу из похода и буду спускаться в Слюдянку одна. После кражи схрона продуктов у нас было мало, и мне смогли дать в дорогу только немного конфет. Ещё Андрей выдал мне 100 рублей на еду на два дня: это была как раз восьмая часть оставшихся у него денег на наши продукты (своими кровными он, разумеется, поступаться не хотел, даже после кражи продуктов, хотя решение о схроне принимал именно он; я промолчала только потому, что была на особом положении в походе и доставляла инструктору много неудобств; но судите сами на этом примере о «дешевизне» турклуба «Походник»). В тот день меня подкармливали встречные туристы, дай Бог им здоровья. Припрятав рюкзак под ёлкой на склоне, я пошла на пик Черского, который находится слева от озера Сердце. Погода была гораздо хуже вчерашней: небо затянуто тучами, горы покрыты дымкой; я снова пожалела о своей ошибке. Перед началом подъёма есть скальный жандарм — беспочвенный крутой каменный склон; для облегчения прохода вдоль склона натянуты верёвки. Тут я почувствовала себя почти альпинистом. Сам подъём небольшой и несложный, а вершина представляет из себя большое плато, откуда, говорят, в хорошую погоду даже виден Байкал. Конечно, там стоит традиционный триангулятор, а на деревянном кресте текст молитвы «Отче наш». По пути с пика видела полосатого бурундучка: непоседливый, как белка, байкальский сородич Чипа и Дейла отнюдь не желал позировать и всё время убегал из кадра. Рюкзак был цел и невредим, и я поспешила вниз, срезая серпантины более крутыми прямыми спусками; в какой-то момент я решила, что заблудилась, но оказалось, что мне каким-то образом удалось в обход метеостанции выйти на тропу, по которой мы поднимались в горы. Всего в этот день я прошла вниз километров 20, не считая подъёма на пик Черского; около 11 вечера я догнала наших, стоявших лагерем возле одного из мостов на пересохшей реке Слюдянка, и утром 23 июля вместе с ними спустилась в посёлок (о нём я уже рассказывала Вам перед началом похода). Продолжением дня стал марш-бросок в Култук, вечерняя прогулка по КБЖД в Старую Ангасолку и обратно в Култук, где я ещё днём нашла ночлег у хороших людей; но об этом я подробно рассказывала выше, в конце рассказа о Кругобайкалке.

Следующий день я решила тоже посвятить горам. Вблизи от Байкала расположены многие горные хребты, и среди них также Восточные Саяны, где расположен известный бурятский горный курорт АРШАН, куда из Култука ходит маршрутка (по-моему, 180 рублей, но я доехала попуткой за 100). С погодой в тот день не повезло, небо хмурилось, зато горы на горизонте, укутанные белыми облаками, были дивно хороши. Часть пути пролегала по долине реки Иркут. На въезде в Аршан нас встретил горный козёл на груде камней (см. фото 1), совсем как настоящий. Пройдя по главной улице до конца, я свернула направо в парк. Слева от дороги шумела бегущая с гор река Кынгырга, вдоль которой многие деревья, по бурятскому обычаю, были украшены разноцветными кусочками ткани, в основном синими. К бювету в виде мальчика-бурята (фото 2), льющего минеральную воду из кувшина, стояла огромная очередь с не меньшими ёмкостями; простояв минут 15, я наконец попросила просто дать мне сфотографировать бювет и налить кружку воды. Слово «аршан» означает по-бурятски «целебный источник»; здешнюю воду по свойствам сравнивают с источниками Кавказа. Дальше широкая лесная тропа уходит вверх, вдоль каньона реки Кынгырга (фото 3), и минут через 10—15 я у первого водопада, где полно народу. Полюбоваться им можно с деревянного мостика, по нему же перейти на ту сторону. Но следующие водопады (фото 4) меньше по высоте и не так легкодоступны. Сначала нужно, двигаясь за мостом вправо вдоль реки, пройти кусок по узким каменным уступам, потом будет тропинка.

Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан Достопримечательности Байкала. Хамар-Дабан

Не знаю, насколько далеко я могла бы зайти в тот день, но возле 4-ого водопада я увидела на небе признаки надвигающейся стихии и поспешила назад. В аккурат на узких скользких камнях меня настиг ливень; хорошо ещё, что передо мной случайно оказался молодой человек, который тоже спускался и подавал мне руку. Здесь не было возможности одеть плащ-дождевик, а потом уже не имело смысла: одежда промокла насквозь и была вся покрыта частичками земли, отскакивающими от дождя. Спускаться было трудно, мешали лужи и скользкие корни деревьев. Слава Богу, с собой были все походные вещи (ведь вечером я хотела вернуться в Иркутск), которые я оставила в столовой, так что было во что переодеться. В туалете есть кран с горячей водой, там я отмыла грязную одежду.

Тем временем дождь кончился, и я решила сходить в буддийский дацан (фото 5 выше) — храм-монастырь в двух километрах от посёлка. Немного не доходя, на поляне слева от дороги, я увидела пирамидки из камней: их складывают туристы, загадывая желание. Сам дацан расположен на большом лугу и представляет собой небольшой деревянный домик, где когда-то жил лама, основавший дацан ещё в 1917; при советской власти дом был передан колхозу и возвращён верующим только в 1990-х; над входом — нечто похожее на штурвал корабля. Также на территории есть две белые стýпы Просветления Будды, напоминающие ступенчатые склепы. Так что визит в Аршан — это знакомство не только с Восточными Саянами, но и с культурой и поверьями бурятов. Признаюсь, раньше я относилась к ним с некоторой опаской. Но в тот день, особенно на обратном пути, я не раз убедилась в их сердечности и гостеприимстве. Покинуть вечером Аршан оказалось не так-то просто: гораздо больше транспорта ехало туда, чем оттуда; а денег с собой было очень мало.
С большим трудом, тремя машинами, я к ночи вернулась в Култук, где снова переночевала у той же самой хозяйки, Вики. У одного из водителей в машине лежала буханка хлеба, я попросила отрезать мне кусочек: рассказала, что возвращаюсь с горного похода, где у нас украли часть продуктов, поэтому еды с собой нет, а деньги нужны на проезд до Иркутска. Подъехав к своему дому, он знаком пригласил меня войти и что-то сказал по-бурятски жене, которая накормила меня ужином — вкусным горячим рагу. До Култука меня довёз бурят-дальнобойщик — в фуре, гружённой сосновыми брёвнами. Утром я добралась автостопом до Иркутска, чтобы забрать все свои вещи и покинуть его насовсем — до самого перелёта на Украину.

См. продолжение: Часть III. Остров Ольхон (25—29.07) и водный поход по северу Байкала. См. началоЧасть I. От Оки до Ангары и от Волги до Енисея: Муром, Казань, Красноярск, Иркутск.

Юлия Цыбульник, Харьков, 2013.
(если могу помочь советом, хотите поделиться впечатлениями или возникли вопросы,
звоните +38-067-169-09-25, или пишите: julina76@mail.ru)

Понравилось? Поделитесь с друзьями!    
по почте или через RSS
Подпишись на новости:    
Добавить комментарий

Подписаться на новости

по почте
RSS по RSS

Поделись с друзьями

О проекте

http://TripToEverywhere.ru - Самостоятельно планируем маршрут, ищем где жить, решаем что делать.