Подписаться
Планируй и путешествуй самостоятельно

Моя Байкальская кругосветка (30.06 — 17.08.2013): Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал

Аннотация: рассказ-фотоотчёт в 3-х частях о самостоятельном путешествии: 1города по пути на Байкал, в каждом из которых я провела один полный день (рассказ построен в форме путеводителя);
2«изюминки» Байкала, до которых можно добраться самостоятельно (Тальцы, Листвянка, порт Байкал, КБЖД, Слюдянка, Аршан, Большое Голоустное, бухта Песчаная), и отзыв об участии в горном походе по Хамар-Дабану турклуба «Походник»; 3остров Ольхон и близлежащие посёлки (Шида, пос. МРС, он же Сахюрта),и отзыв о водном походе на катамаранах по северной части Байкала киевского «Скай-клуба» (
Skyclub). В отзывах о походах даны координаты организаторов и советы будущим участникам этих походов; в конце 3-ей части — общий бюджет поездки.

…Наконец опустились на украинскую землю. — «Мама, я не слышала твой голос 49 дней!» Оставалась самая малость — добраться автостопом из киевского аэропорта «Борисполь» в Харьков. Это было трудно, как и каждый день этого путешествия, но со мной уже была Энергия Сбывшейся Мечты.

Преподаватель на полставки, я знала, что другого Байкала у меня не будет, поэтому нужно было охватить всё, куда смогу добраться сама, за один раз. Последний день маршрута мне был известен заранее, поэтому перелёт из Иркутска я купила ещё зимой, а туда решила ехать поездами, заодно и посмотреть другие города по пути.

Часть I. От ОКИ до АНГАРЫ и от ВОЛГИ до ЕНИСЕЯ: Муром, Казань, Красноярск, Иркутск (1—8.07)

1) МУРОМнебольшой городок на Оке, город четырёх  монастырей, расположенных недалеко друг от друга. Всего 4 часа от Москвы, можно даже взять место в «сидячем» вагоне, попадаю сюда ночью, вечерним поездом с Казанского вокзала (что символично, т.к. следующей моей остановкой будет Казань). Муромский вокзал (см. фото 1) в стиле модерн архитектора Алексея Щусева (1912) интересен сам по себе, к тому же, в привокзальном туалете есть горячая вода. Первым автобусом еду в центр, до водонапорной башни (1854, фото 2), оттуда пешком 10-15 минут до мужского Благовещенского и женского Троицкого монастырей (фото 3—7): они рядом, как в песне («Давным-давно стояли по соседству// Мужской и женский, два монастыря»). И правда, давным-давно: обет основать здесь монастырь дал в 1552 Иван Грозный по пути на Казань (в случае победы, разумеется), а Троицкий монастырь чуть моложе, известен с 1643. В нём нашли последний приют муромские святые Пётр и Феврония, ставшие образцом христианского брака (любили друг друга и умерли в один день); памятник им в скверике между двумя монастырями. Здесь нахожу приют и я — до вечера для своих вещей (на камере хранения мне по статусу приходится экономить). Интересно, что даже внешне эти монастыри похожи: белокаменные, с чёрными главками соборов и золотыми крестами, сияющими в свете утреннего солнца. В Троицком есть и старинная деревянная церковь Сергия Радонежского.

Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал

Путь от женского Троицкого к женскому Воскресенскому монастырю (см. выше 2 последние фото) занимает минут 20 или чуть более — по мостику через овраг, а там почти до Оки. Монастырь тоже древний (основан в 1566), но пока только восстанавливается, вокруг река, поля да частный сектор, нет лоска, нет ограды со святыми вратами, зато есть красивый старинный Воскресенский собор и Введенская церковь с колокольней. А ещё совсем рядом милостью Божьей натыкаюсь на большой малинник. Такое паломничество мне нравится.

 

Древнейший в городе Спасо-Преображенский мужской монастырь тоже находится на высоком берегу Оки, но на другом конце Мурома. Идя пешком через город, прохожу несколько старых и интересных храмов: Вознесенскую церковь (1729) на ул. Московской и, совсем недалеко от монастыря, над Окой, Смоленскую церковь (от неё идёт длинная лестница вниз к ещё одному старинному храму, но это на обратном пути, чтобы не подниматься снова). Прогулка по большой территории Спасо-Преображенского монастыря, конечно, должна быть завершающей в экскурсии по монастырям города Мурома (по закону развития сюжета от завязки до кульминации): тут Вам и Покровская церковь (1691) необычной архитектуры со встроенной колокольней, и Спасо-Преображенский собор над Окой, и два красивых надвратных храма (с улицы и со стороны Оки), и краснокирпичная семинария, а за ней часовня с купелью (увы, закрытой, т.к. был понедельник). Выходя из монастыря, заглядываю в сувенирный магазинчик напротив, беру магнит как раз со Спасо-Преображенской обителью за 30 рублей (такие цены видела год назад в Москве на блошином рынке).

Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал

Теперь остаётся только вернуться к Смоленской церкви и спуститься на набережную, лестница приведёт к закрытой Козьмодемьянской церкви (1564) с шатровым куполом, названной якобы в честь двух кузнецов, которые в 1552 подожгли вражеский шатёр и помогли войскам Ивана Грозного переправиться на другой берег Оки, чтобы идти на Казань. Далее по набережной до пляжа (течение, по-моему, очень сильное прямо у берега), где сам Бог велит отдохнуть, после чего Вам останется подняться по лестнице к памятнику самому знаменитому на Руси муромцу (Илье) — он стоит над рекой чуть дальше, в Окском парке. А ещё через овраг низом или через парк вéрхом (там спрóсите, как пройти) добраться к интересной старинной церкви Николы Набережного (1714, см. последнее фото выше), к которой нет пути по набережной. Из всех увиденных мною в Муроме церквей (не считая одной часовни) только она одна не белокаменная, а выкрашена в песочный цвет. Я оказалась здесь где-то после часу дня, гуляя с раннего утра по городу; правда, заход на пляж я отложила на потом. Так что на осмотр Мурома уходит максимум полдня, и остаются только две проблемы, которые каждый решает сам: где и как скоротать остаток дня и вечер, ведь поездá на Казань ночные, и как бороться со сном. Я в ту ночь умудрилась пропустить свой поезд — полулёжа на вокзале и поглядывая на женщину напротив, которая тоже ехала в Казань, но только, как оказалось, другим поездом, на 2 часа позже. Выбраться из беды помогли совершенно незнакомые люди, которым всем, не назвавшим своих имён, низкий поклон и огромное спасибо.

2) Подъезжая к КАЗАНИ, внимательно глядите в окна (кажется, это с правой стороны, но спросúте людей или проводника): Вы будете проезжать Храм Всех религий, совершенно диковинной архитектуры, который строит здесь местный целитель; если Вы проведёте в Казани не один день, советую туда съездить, это недалеко, в пригороде Старое Аракчино. Казань, столица Татарстана, стоит на двух реках, великой русской Волге и Казанке, и объединяет в себе и своём облике две культуры — русскую и татарскую. И уж если «брать Казань», да ещё всего за один день, как я, нужно успеть посетить две части города, русскую Казань и Татарскую слободу; их разделяет озеро Кабан и вытекающий из него канал Булак. А ещё лучше — найти для этого уникального города 2 дня. Но у меня был один, и я приехала более поздним поездом — не в 8, а в 10 утра (ехать от Мурома где-то 7 часов). Хорошо ещё, что казанский вокзал (краснокирпичный, красивый, 1893-го года и при этом почти новый, т.к. восстановлен после пожара в 1992) — находится всего в 15-20 минутах хода от белокаменного Казанского кремля. Вход в кремль бесплатный, через Спасскую башню (см. фото 1), перед которой — памятник татарскому поэту Мусе Джалилю, погибшему от рук нацистов в Моабитской тюрьме. Осмотр кремля, вместе с подробной фотосессией, у меня занял часа два и начался
с огромной и красивой новой мечети Кул-Шариф (2005, см. фото 2) с шестью минаретами; можно войти внутрь, заплатив копейки за бахилы, и обязательно нужно подняться по внутренней боковой лестнице (любой из двух) вверх на смотровую площадку, чтобы увидеть убранство молельной части мечети. Далее, миновав здание с тонким шпилем (его называют «адмиралтейством», хотя это арсенал, оставшийся от пушечного двора), выходим на Благовещенский собор (1556, см. фото 3) — главную и древнейшую православную святыню Казани; этот храм выстроен на фундаменте разрушенной Иваном Грозным главной мечети ханской Казани, имевшей не 6, как сейчас, а целых 8 минаретов — больше, чем в самóй Мекке. Не забудьте подойти к краю кремлёвской стены позади собора и полюбоваться сверху видом на центральные улицы и красивые здания. С лестницы, ведущей ко входу в собор, прекрасно видна и третья из главных достопримечательностей кремля — падающая башня Сююмбике (фото 4—5), самое высокое здание в центре города; именно с этого ракурса видно, как сильно верхний ярус отклонился от центра (на 1,8 м). По легенде, башню в 7 ярусов возвёл за 7 дней Иван Грозный для последней царицы Казанского ханства Сююмбике: такое будто бы она поставила условие, чтобы согласиться стать его женой; сама же, взойдя на вершину, бросилась с башни вниз, — но где ж это видано, чтобы побеждённые диктовали царям-победителям свои условия? Прекрасную царицу просто поработили и увезли. В нижнем ярусе башни — ворота, на узорной решётке которых красуются полу-солнце и полумесяц: за ними — бывший дворец губернаторов Казани, а ныне резиденция президента Татарстана; кстати, у этого дворца тот же архитектор, Константин Тон, как и у Большого Кремлёвского дворца в Москве. Слева от дворца — бывшая домовая церковь казанских губернаторов, сошествия Святого Духа: не обезглавлена, не превращена в мечеть, но без креста и закрыта.

Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал

Покинув Казанский кремль (выход там же, где вход), можно пройтись по одной из центральных улицКремлёвской, она начинается напротив Спасской башни, через которую мы покидаем кремль. Первое здание справа — бывший помпезный Гостиный двор, ныне Музей Татарстана. На Кремлёвской 17 и 19 подряд стоят два старинных пассажа (торговых центра) — Александровский (на углу которого — 3 циферблата часов, и все показывают разное время; а на втором этаже, под надписью «ПАССАЖЪ, 1882», застыли 2 девушки-кариатиды) и Чернояровский (пассаж купца Черноярова, 1901, его башни напоминают то ли струны арфы, то ли трубы органа). А если свернуть от пассажей на улочку вправо, увидим самый красивый храм Казаницерковь Петра и Павла (см. фото 1), шедевр русского барокко, построен в 1726 в честь визита Петра I; внешние стены храма столь пёстро украшены цветными наличниками, окантовками, лепными орнаментами и полосой икон вверху, что кажется, будто храм расписан снаружи; в таком же стиле и колокольня (фото 2).

Вернувшись на Кремлёвскую, доходим до дома № 33 — перед Вами необыкновенно красивый бывший особняк Зинаиды Ушковой, на углу здания — изящный круглый эркер с балконом и куполом (фото 3); это был свадебный подарок её супруга, сына крупного промышленника; теперь здесь Национальная библиотека Татарстана. Не менее интересны и изысканны интерьеры здания в китайском стиле (фото 4), с различными породами дерева (не зря особняк показывают всем именитым гостям города), — их Вы сможете посмотреть и запечатлеть только заказав экскурсию за 100 рублей, — уверяю, Вы не пожалеете, но попросúте экскурсовода сократить до минимума историю семьи владельцев и поскорее показать Вам здание; когда выйдете на круглый балкон, сфотографируйте оттуда главный белый корпус Казанского университета (старейшего в России, не считая Москвы и Питера), он будет слева напротив. После экскурсии можно медленно пройтись самим, сфотографировать деревянную лестницу на второй этаж, двери, перила, обои-шпалеры, зеркало, камин, парадный читальный зал, затемнённый грот с ампельными растениями и аквариумом.

Если у Вас всего один день на Казань, как у меня, то дальше двигаемся вниз, ближе к Татарской слободе. На нашем пути ещё одна интересная улицаБаумана. Вот тут я допустила досадную оплошность: забыла, дойдя до улицы Баумана, вернуться назад (т.е. вправо, хотя вообще-то нам нужно идти налево), ведь где-то посреди этой улицы должна стоять карета Екатерины. Зато высокую и тонкую краснокирпичную колокольню Богоявленской церкви (фото 5) Вы точно не пропýстите; за ней незаметно прячется и сама церковь (фото 6), покрытая светло-голубой штукатуркой и совсем не похожая на свою колокольню. Здесь крестили Шаляпина, и памятник ему рядом.

Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал

Вскоре улица Баумана заканчивается, упираясь в крупную транспортную магистраль, по которой Вам снова идти вниз, где-то 2-3 квартала, пока не увидите слева озеро Кабан, а справа прямой канал Булак, идущий из озера в реку Казанку. За ним начинается Старо-Татарская слобода. Неподалёку справа за забором будет видна первая мечеть, белая с зелёным куполом — мечеть Нурулла (1849) на ул. Московской, стилизация под мечети Золотой Орды. Почти сразу налево пойдёт улица Каюма Насырисамая колоритная улица Татарской слободы. Здесь есть и нарядные многоцветные татарские домики (см. фото 1), с цветными наличниками и ставнями, и две самые старинные мечети (они первыми были построены после долгих веков гонений на татарскую религию и культуру, после приезда Екатерины, которой понравился город, и она проявила милость к его исконным жителям): мечеть Марджани (1767, фото 2), названная в честь учёного-этнографа, и Апанаевская мечеть (нач. 19 в., фото 3). Обе белые, с зелёной крышей, из которой «растёт» единственный минарет (что типично для татарской мечети, у которой из-за периода гонений минарет не был отдельной частью здания, а пристраивался к крыше любой татарской избы; когда эту избу разрушали, то же самое делали с соседней). Эти две татарские мечети не стоит сравнивать с мечетями Стамбула: нарядные снаружи, они совсем неинтересны (для нас) внутри — просто белые и пустые, только немного лепки на стенах и ковры на полу. Единственная мечеть, красивая не только снаружи, но и внутри, находится далековато, в получасе ходьбы отсюда, на улице Фаткулина, в ничем не примечательном промышленном районе вблизи от железнодорожных путей. Это Азимовская мечеть (1890, фото 4): она совсем не похожа на все предыдущие, а её минарет по праву считается самым тонким и изящным в городе. Обратно в центр я шла по улице татарского поэта Габдулы Тукая, где тоже есть интересные здания, прошла почти всю улицу, до ярко-зелёной Султановской мечети (1867, фото 5) с толстым, «коренастым», стоящим отдельно минаретом, одним из 5 ордынских минаретов в мире (кстати, в эту мечеть тоже стоит заглянуть внутрь).

Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал

А потом пришлось сесть на автобус, проехать мимо вокзала и через всю Кировскую дамбу, в конце которой
я и вышла. Моей целью был Успенский монастырь на Зилантовой горе (по-нашему, Драконовой): он был основан Иваном Грозным в 1552 в день взятия Казани для вечного поминовения павших воинов, потом перенесён на гору, дабы не страдал от наводнений; сейчас монастырь стал женским. Монастырь закрывается рано (кажется, в шесть), я же приехала туда около семи (и только потому, что с Божьей помощью попались добрые люди, которые подвезли на гору, а так бы шла долго). Сторож наотрез отказался открыть ворота, даже когда я показала билет на ночной поезд и украинский паспорт, я уже было ушла, совсем расстроенная, как он меня окликнул, спаси его Господи, что моя Казань не завершилась неудачей. Храмы монастыря красивы (см. фото 1—2), особенно небольшая церковь князя Владимира недалеко от входа и Успенский собор, почти все белые с ярко-синими куполами, в старинном стиле, хотя, кажется, не старые, а восстановленные. Спустившись пешком с Драконовой горы, я искупалась на диком пляже слева от Кировской дамбы, с прекрасным видом на далёкий Казанский кремль на том берегу (местная почтенная дама сказала, что они купаются тут всю жизнь и вода хорошая) — видимо, в реке Казанке, а не в Волге, хотя точно не уверена.

А потом я бодро шагала к вокзалу по дамбе, а справа тянулись рельсы, по которым я приехала утром. Посередине Кировской дамбыостровок у берега, где стоит египетская пирамида с греческой колоннадой у входа: так необычно выглядит храм Спаса Нерукотворного, построенный в 1823 над могилой русских воинов, погибших в 1552 при взятии Казани, — или попросту надгробный памятник русским воинам (фото 3). Туда, кажется, можно пройти, но уже не хватало времени и не хотелось увязнуть в песке или промочить ноги. Идти по дамбе до вокзала (фото 4) не меньше получаса, ещё нужно было забрать вещи, опять оставленные не в камере хранения, и перебраться на другой вокзал на окраине города.

Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал

Поезд на Красноярск отправляется с нового вокзала Казань-Восточная. На последний трамвай я не успела, автобуса ждала более получаса, добралась только к 11 вечера. Было очень жаль покидать центр, не посмотрев вечернюю подсветку Казанского кремля, но после 10 вечера, боюсь, пришлось бы брать на восточный вокзал такси, а ехать от центра очень далеко. Кстати, на восточном вокзале и в его окрестностях ловят не все сотовые сети (в июле 2013 там был только «Мегафон», мой «Билайн» не работал), была проблема сообщить о себе родным: так что спасибо начальнице вокзала, отправившей сообщение моей маме со своего телефона.

3) По пути из Казани в Красноярск я провела в поезде больше суток, и это был мой самый спокойный день за всё путешествие, день настоящего отдыха для души и тела, не нужно было никаких усилий, всё было известно заранее и ничто не зависело от меня. Пейзажи за окном не сильно удивляли, не вполне поняла, где же именно были Уральские горы, но я явно их видела; потом, кажется, были леса с тонкими стройными берёзками и бесконечные поля. В Екатеринбурге, воспользовавшись длительной стоянкой (полчаса или чуть больше), успела пройтись к интересному зданию старого вокзала (фото 1) в стиле модерн, с шахматной крышей и смешной скульптурной группой у входа, изображающей пассажиров. А напротив была церковь иконы Богоматери «Державная», очень симпатичная; и всё это было совсем рядом с поездами. Понравился и вокзал в Новосибирске: современный, но очень хорошо смотрится.

В КРАСНОЯРСК я приехала в пол-восьмого утра по местному времени (разница с Москвой + 4 часа, но в ж/д билетах время московское); вокзал был более классическим и помпезным, а на привокзальной площади на высокой колонне стоял маленький лев с серпом и лопатойсимвол города. Но, если погода позволяет провести день на природе, город лучше оставить на завтра, а пока нужно переехать через широченный Енисей по Коммунальному мосту и добраться с пересадкой до остановки «Турбаза», откуда начинается подъём к заповеднику Красноярские столбы. В одном из домов частного сектора справа от остановки оставляю до вечера своё имущество и, пока погода не испортилась, тут же сажусь на маршрутку в сторону Дивногорска, и минут через 10-15 доезжаю до смотровой площадки близ посёлка Слизнёво (проезд дорогой, 40 рублей, обратно поеду «стопом»). Отсюда родом писатель Виктор Астафьев, здесь на отвесной скале оборудован красный «балкончик», где стоит памятник его «Царь-рыбе»енисейскому осётру (фото 2). Но главное — с этого балкона открывается потрясающая панорама Енисея (фото 3—4).

Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал

Вернувшись на «Турбазу», отправляюсь обозревать знаменитые Красноярские СТОЛБЫ — высокие скалы в отрогах Восточных Саян. Сначала меняю экипировку, хотя пик сезона энцефалитных клещей уже прошёл: закрытая обувь, носки поверх длинных брюк, рубашку с длинными рукавами заправляю в брюки, головной убор тоже полагается, хотя вообще-то клещ водится в траве, обычно под берёзами, и заползает на жертву снизу вверх, так что ходить желательно строго по тропинкам. До лестницы, ведущей к столбам, топать добрых 6-7 км, так что, если увидите машину, особенно с работниками заповедника (остальных могут не пропустить дальше кордона, это всего в 2-х км от входа), не стесняйтесь, голосуйте. Мне повезло, и на обратном пути тоже: спускал меня маленький экскурсионный автобус; но это тот случай, когда быть одной, без спутников, — большое преимущество. Перед лестницейкарта-схема всего заповедника: на всякий случай сфотографируйте план того района, где находитесь. Не надейтесь обойти всю территорию: она огромна, троп много, и без опытного проводника Вы заблýдитесь, даже с гидом-профи на это нужен целый день. Когда подниметесь к началу осмотра, справа от лестницы будет сравнительно небольшой 4-метровый камень Слоник (фото 1: не знаю, почему его так называют, лично мне и всем моим знакомым он напоминает поросёнка, на его гладких покатых боках тренируются юные скалолазы-самоубийцы). Слева от Слоника — его высочество Первый столб, а если пойти по тропке с уклоном вправо, можно взобраться на небольшой уступ и посмотреть на него издали; далее правая тропа приведёт ко Второму столбу (но его глыбу вблизи почти не будет видно), а чуть позже к Третьему и к Четвёртому (это «официальные» названия, они написаны на табличках-указателях). После чего будет указатель к скале Перья (фото 2), действительно напоминающей с определённого ракурса чернильницу с перьями, а с другого — кукиш. Напротив Перьев — скала Львиные ворота; обойдя её, Вы увидите застрявший в расщелине «ворóт» камень: по легенде, он ждёт своего грешника, чтобы свалиться ему на голову. Оттуда идите по указателю «к Деду» (фото 3): это самый «фотогеничный» утёс на столбах, напоминающий в профиль то ли бородатого старика с массивным носом и ухом, то ли (при ближайшем рассмотрении) обезьяну; на спине у Деда торчит «фуражка». Далее по тропе будут две малопримечательные скалы Бабка и Внучка, после чего Вы снова вернётесь к Первому столбу и к лестнице вниз, сделав за полтора-два часа небольшое колечко.

Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал

Далее можно провести оставшееся время в городе или продолжить, как я, своё знакомство со столбами, проехав от «Турбазы» пару-тройку остановок назад: Вам нужно выйти в районе фан-парка Бобровый лог и вдоль живописных холмов и горной реки Базáихи (фото 4 выше), бегущей к красавцу-Енисею, пройти вверх до нижней станции подвесной дороги. Для меня, в рамках подготовки к горному походу по хребту Хамар-Дабан, было делом чести подняться наверх пешком по тропе (да и 250 рублей жаль): это заняло ровно час, и по сáмому солнцепёку, хотя я была вознаграждена красивыми панорамами города на Енисее (именно панорамными видами интересен парк Бобровый лог, а скалы тут явно уступают предыдущим). От верхней станции дорога направо ведёт к смотровой площадке, откуда хорошо видна территория заповедника и скальный массив Такмак; налево тоже было что-то интересное, но не помню. Мне вообще показалось, что слава Красноярских столбов явно преувеличена: окружённые лесом, так, что зачастую видно только макушку, многие из них снизу смотрятся не так уж и причудливо, и лишь скалолазам, возможно, знакомы их другие ракурсы. На Байкале мне попадались столбы и «покруче», хоть и не столь «раскрученные». А вниз я спустилась на подвесной дороге совершенно бесплатно, т.к. билеты продаются только в оба конца, и никому не приходит в голову проверять их наверху. До Енисея было очень далеко (хоть он и был виден, как на ладони), но нужно было смыть с себя следы усталости, и я попыталась искупаться в Базаихе. Удалось лишь слегка: очень сильное течение и куча камней под водой, даже наткнулась на колёса «подводного» велосипеда.

В тот вечер в Красноярске мне долго не удавалось найти ночлег: гостиницы, любые, мне не по зубам, а в женском Благовещенском монастыре мне почему-то отказали (редкий случай в моей практике), хотя пришла я туда до темноты, в девять, ворота были ещё открыты, а матушка не видела ни меня, ни моих документов, но почему-то не благословила (Бог ей судья) и отправила ночевать на вокзале. Но я, конечно, не отправилась по назначению, а долго брела со своим огромным чемоданом на колёсах и тяжёлым рюкзаком в сторону частного сектора на Караульной горе, где постучалась в первую попавшуюся избу (было уже около 11 ночи, но там горел свет). Хозяйка сказала мне, что тут совсем рядом, среди домов, католический мужской монастырь Девы Марии, о существовании которого я даже не подозревала, но, видно, Господь так управил. Сердобольный настоятель недолго думал, что хуже — приютить под своим кровом женщину или отпустить её одну с вещами в ночную мглу; я показала свои документы и билет на завтрашний поезд. Меня определили в комнатку для приезжего, разрешили пользоваться чайником и душем; а спальник и постель у меня всегда с собой. Очень жаль, что я не успела посетить костёл этого доброго монастыря, т.к. сей храм находится в центре города, а на сам город у меня оставалось всего лишь полдня, плюс проблема где-то оставлять вещи.

Заночевав у подножия Караульной горы, я с утра дошла до её вершины, где находится часовня Параскевы Пятницы (1855, фото 1), изображённая на купюре в 10 рублей, один из символов Красноярска; с часовни открывается панорама промзоны и новостроек города. Караульная гора пологая, но длинная, транспорта нет, а идти добрых полчаса в одну сторону. Добравшись с вещами до центра, я посетила Покровскую церковь (1795, фото 2) в стиле сибирского барокко, обильно украшенную лепными узорами, белую с зелёной кровлей; это самое старое каменное здание города. Потом был взят курс на Енисей: купание в великой сибирской реке не могло не войти в мои планы. Оставив вещи в магазине, я свернула от моста к гостинице «Красноярск»: недалеко от входа фонтан «Реки Сибири», где перед нами предстают в человеческом облике Енисей, Ангара, Базаиха (фото 3) и ещё кое-кто. А потом я пошла по Коммунальному мосту. Широкий Енисей (фото 4) образует тут несколько рукавов и островов, на одном из них (ближе к той стороне) видна кромка песчаного пляжа и есть спуск, хотя и в плачевном состоянии. Вода в Енисее ледяная: несмотря на солнечный день и мой 2-летний опыт купания в роднике, сразу коченеют ноги. Но разве можно не отметиться в столь знатной реке?

Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал

4) Мой поезд уходил в половине третьего, и, конечно, я многое не успела посмотреть в Красноярске, но я специально выбрала поезд, который приходит в Иркутск утром и при этом сам идёт дальше: решила, что, если будет не очень плохая погода, доплачу проводнице и проедусь ПО ТРАНССИБУ ВДОЛЬ БАЙКАЛА, пока он будет виден. По карте выходило, что нужно ехать до станции Мысовая, она же городок Бабушкин, переименованный в честь расстрелянного здесь революционера, который делал «доброе» дело — вёз оружие из Читы в Иркутск. Узнав заранее стоимость проезда из Красноярска до Мысовой (на 400 рублей дороже, чем до Иркутска), я понимала, во что максимум мне обойдётся эта экскурсия. На остановках между Иркутском и Мысовой (две станции) я стояла в проходе и держала в боевой готовности вещи, чтобы сразу сойти с поезда, если вдруг войдут проверяющие; окончательно доплатила я уже после второй остановки. Конечно, проще было сразу купить билет до Мысовой, но кто может знать наверняка прогноз переменчивой байкальской погоды? В поезде я впервые увидела буряток и невольно залюбовалась их потрясающими глазами — раскосыми, но не узкими щёлочками, а большими, чёрными, блестящими; до сих пор жалею, что постеснялась попросить разрешения их сфотографировать. Байкал показался минут через 40 после Иркутска, по пути к Слюдянке. В свете пасмурного дня и в окружении чёрных гор он предстал передо мной в тот день сине-серым; потом небо слегка прояснилось, проступили фигуры белых облаков. Четыре с лишним часа мы ехали вдоль каменистого юго-восточного берега Байкала, минуя бухты и редкие посёлки; временами дорога уходила от воды, и «славное море» сменялось лесом. Я стояла у полураскрытого окна и почти непрерывно снимала проплывавший мимо меня слева Байкал, то и дело бегая направо, в туалет, откуда были видны горы (тот самый хребет Хамар-Дабан, по которому мне через 10 дней предстояло пойти в поход), леса и болота; из горных рек в памяти осталось только усыпанное камнями русло широкой реки Солзан возле города Байкальска (фото 4). Ещё помню, что съёмкам очень мешали провода с левой стороны. Этот участок Транссиба многие считают самым красивым отрезком РЖД, я же позволю себе с этим не согласиться, мне милее наблюдать из окна красóты Кольского полуострова, карельские озёра по дороге от Петрозаводска до Апатитов (дальше я, увы, не ездила): «долго будет Карелия сниться»…

Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал

В Мысовой, оставив вещи во дворе у одной доброй бабушки, я перешла через пути и минут через пять наконец окунулась в свою мечту, обдавшую меня бодрящим холодом. Оборудованного пляжа здесь нет, но с камней вполне удобно. Едва успела вылезти и добраться до своих сумок, как меня настиг ливень; было около 4-х часов дня. В штанах из болоньи и плащёвой куртке с капюшоном я добрый час простояла на трассе напротив столовой в надежде уехать назад автостопом, хотя бы до Байкальска, откуда ранним утром есть электричка в Иркутск. Но редкие машины пролетали не останавливаясь, без особого желания подбирать промокшую странницу с габаритным багажом, а кто-то ехал всего до соседней деревни. Когда остановилась ещё одна машина, вторая за час, я робко сказала, что мне бы поближе к Байкальску, но водитель, дай Бог ему здоровья, ехал прямо в Иркутск, из Улан-Удэ, в какой-то медицинский центр. Ехали мы часов пять, автотрасса в основном шла вдали от Байкала, а любоваться горными пейзажами мешал дождь; впервые я сидела впереди на пассажирском месте слева (машина с правым рулём, их перегоняют из Японии, на Байкале таких много).

Конечно, я беспокоилась, где буду ночевать в Иркутске (приехав только на окраину города в 10 вечера, я уже не обращусь в монастырь), но, как всегда, решила, что Господь усмотрит, раз уж послал мне такую оказию. И верно, ведь сказано в Писании: возложите свои заботы и тревоги на Господа; это особенно касается нас, странников. От центра Иркутска я по улице Ленина добралась до Крестовоздвиженской церкви, вверх от которой уходил частный сектор; по местному времени была половина одиннадцатого, но ещё только начинало темнеть. И добрый доктор на пенсии, Виктор Николаевич, вдовый хозяин ветхой, давно предназначенной под снос хибарки как раз вышел на вечернюю прогулку с собакой. Сам в молодости объездивший Байкал «вдоль и поперёк», он никак не ожидал, что на это отважится довольно хрупкая одинокая барышня тридцати с лишним лет с небольшой суммой денег и неподъёмными вещами. Любезно приютил меня в своём доме (где я ночевала всего один раз, а все остальные дни тут просто лежали ненужные в моих вылазках вещи) и даже устроил в тот вечер на ночлег к соседу, в большой дом с удобствами. Здесь я последний раз в этой поездке приняла душ, который дальше мне заменяли только Ангара, Байкал и горные озёра Хамар-Дабана.


5) ИРКУТСКгород уникальной архитектуры: это живописные деревянные домики с кружевной резьбой (о них скажу чуть позже) и нарядные старые церкви в стиле сибирского барокко, щедро усыпанные лепкой снаружи. Прогулку я начала с Крестовоздвиженской церкви (1760, фото 1—2), неподалёку от которой с Божьей помощью обосновалась накануне ночью. Этот нарядный храм с разноцветными лепными узорами (то самое сибирское барокко) имеет только один недостаток: вблизи он не вмещается в фотоаппарат, а заснять всю его красоту издали мешают окружающие дома и деревья. Рядом с церковью транспортная магистраль, это улица Ленина, по ней идём до перекрёстка с ул. Карла Маркса, напротив видим светлое здание с угловой башней, куполом и флюгером (фото 3): это бывший банк, а ныне поликлиника; в 1918 тут заседало правительство Колчака. Если спуститься по Карлу Марксу вниз, дойдёте до набережной Ангары; по пути с левой стороны будут красивые здания Восточно-Сибирской железной дороги и Драматического театра (1897, фото 4); последний особняк в мавританском стилеКраеведческий музей (1883), старейший музей Сибири; напротив него, справа, с фасадом на набережную — бывший Дворец губернаторов Восточной Сибири (1837), а ныне скромная библиотека университета. А на набережной Вас встретит на постаменте сам Александр Третий (фото 5): памятник поставлен в 1908 в честь завершения начатого по его указу строительства Восточно-Сибирской железной дороги; был разрушен в 1920, потом восстановлен. Здесь же рядом можно спуститься к реке, вода вроде чистая, берег песчаный, я даже с удовольствием искупалась, благо было утро буднего дня и мало людей; а переодеться можно легко, если ходить в длинной юбке (или носить её с собой). Ангара фригидна, как лёд, но всё же уступает по холодности Енисею.

Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал

Вернувшись примерно квартал по улице Карла Маркса, сворачиваем налево на улицу Пятой Армии, где находится белая Харлампиевская церковь (1777, фото 1 ниже) с высоким золотым шпилем на колокольне, её ещё называют Морской храм: тут благословляли адмирала Колчака перед походами по Лене, и здесь же он венчался; церковь интересна с разных ракурсов, особенно сзади. В конце той же улицы — 4-ярусная Троицкая церковь (1778, фото 2), одна из старейших в городе, ещё один образец сибирского барокко, только лепка на наружных стенах белая, как и сам храм, а кровля куполов и всех ярусов сине-зелёная (точно такая же окраска будет у церкви Знаменского монастыря, близ которого был расстрелян Колчак).

Перед тем, как пойти в самый центр, я сделала небольшой крюк и прошлась туда и обратно по Ангарскому мосту, благо он раза в три меньше, чем мост через Енисей в Красноярске; отсюда хорошо виден вокзал на том берегу реки. Через полчаса я была на центральной площади Кирова, где за новенькой белой часовней в честь 1000-летия крещения Руси виднелся Польский костёл (1884), в котором ныне Органный зал. Отсюда уже рукой подать до старейших храмов города, на месте утраченного Иркутского кремля: первым на пути местный храм Христа Спасителя (1710, фото 3), с тремя иконами на наружной стене сзади и колокольней 19-го века; у входа в храм стоит памятник святым супругам Петру и Февронии (фото 4: о них мы говорили, будучи в Муроме); за спиной у Февронии её заяц с натёртым до блеска носиком (видимо, это народное средство для счастливого брака). Я не стала утирать нос зайцу, но попросила счастья для своей подруги, за себя как-то просить неудобно. Через дорогу от Спасской церкви стоит кафедральный Богоявленский собор несравненной красоты (фото 5), похожий на расписной терем, покрытый фресками снаружи, с яркими цветными наличниками, слуховыми окошками на шатровой колокольне; а как красив он внутри! Но самый лучший вид на соборс набережной Ангары, где стоит памятник бородатому мужику с ружьём, т.е. основателям Иркутска (1661, фото 6), который почти ровесник нашего Харькова (1654—56). Впереди на набережной видна Московская триумфальная арка (1813, фото 7), единственная подобная арка за Уралом, если верить интернету; здесь когда-то выезжали из Иркутска на Московский тракт, а сама арка лучше смотрится на расстоянии, если свернуть направо и немного пройти по улице. К тому же, нам всё равно туда.

Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал

Иркутск и его окрестности были местом ссылки декабристов, и возможно, поэтому революционеров тут любят до сих пор и не переименовывают улицы: мы с Вами уже побывали на улицах Ленина и Карла Маркса, на площади Кирова, а теперь пройдёмся по улицам Декабрьских событий, Волконского, Халтурина, Желябова, Карла Либкнехта, Энгельса, Дзержинского и других идейных товарищей. Прежде всего, нужно найти поворот на улицу несостоявшегося цареубийцы Халтурина (не правда ли, «говорящая» фамилия? Схалтурил Стёпушка, и вместо царя-батюшки от взрыва погибли 11 солдат, героев русско-турецкой войны, за свои подвиги взятых на службу в Зимний дворец). На этой улице находится Областная библиотека (см. третье фото выше) — здание необычной архитектуры, с башенками, щипцами и прочими выступами на крыше, а на этих выступах шестиконечные звёзды Давида, ставшие в 19-ом веке еврейскими символами. Это бывший особняк купца Файнберга, который был почётным гражданином Иркутска, но, конечно, не столь достойным дать своё имя улице, как «народоволец» Халтурин. В похожем стиле и цвете (сочетание бежевого и бордового) выстроен ещё один интересный бывший купеческий особняк неподалёку, на улице Желябова 8, там теперь Дворец пионеров — пардон, Дворец детского и юношеского творчества (см. 4-ое фото выше). Где-то совсем рядом памятник режиссёру Леониду Гайдаю (последнее фото выше): он приехал в Иркутск с семьёй совсем маленьким, жил в привокзальном районе, окончил школу, ушёл на фронт, а в 1947 окончил театральную студию при Иркутском драмтеатре (который мы уже видели) и несколько лет тут работал, пока не уехал в Москву поступать во ВГИК. Рядом с Гайдаем — его герои: Трус, Балбес и Бывалый, перегородившие автотрассу «кавказской пленнице», а ещё собака с динамитом в зубах.

А потом мы снова выйдем на улицу Карла Маркса и на сей раз пройдёмся по её верхней части, вправо (до пересечения с улицей Ленина, где мы уже были) и потом влево. Увидим кинотеатр «Художественный» — дом № 24, красно-белый особняк со шпилем, — и старые дома с причудливыми украшениями и башенками вверху, несколько домов с люкáрнами (декоративными окнами над крышей), барельефы-лúца на фасадах, а ещё памятник туристу с рюкзаком и карематом, заглядевшемуся на угол старого дома напротив. Дойдя до Дóма офицеров (ул. Карла Маркса 47, бывший особняк, 1878, в мой приезд был на реставрации), мы перейдём на другую сторону улицы, вернёмся чуть-чуть назад и свернём на улицу Карла Либкнехта. Здесь нас сразу встретят не каменные дома, а живописные деревянные домики с кружевной резьбой (фото 1 ниже), узорными крышами, расписными ставнями, домики, которыми так славен этот район Иркутска. А ещё на этой улице находятся иудейский и мусульманский храмы — Иркутская синагога (1882, фото 2), старейшая действующая синагога в России (туда стоит заглянуть внутрь), и Соборная мечеть (1902) с многоярусным минаретом, увенчанным зелёным куполом; находится она в самом конце улицы и не является архитектурным шедевром, так что Вам решать, дойти до неё или нет. Сразу за синагогой виден поворот направо на улицу Дзержинского, а на ней — чудный 3-этажный длинный каменный дом с эркерами и люкарнами (уже знакомыми Вам окнами над крышей, фото 3). Следующий поворот с Карла Либкнехта направо тоже достоин внимания: это улица Тимирязева, где Вы увидите свежеотремонтированную Пожарную каланчу (1901), которая, с учётом шпиля, была самой высокой постройкой города в начале XX в.

Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал

Если Вы, как и я, любите деревянное зодчество, то после каланчи советую вернуться не на улицу Либкнехта, а на расположенную выше параллельную ей улицу Декабрьских событий, и перейти на ту сторону улицы. Для начала навестим красивые деревянные дома знаменитых ссыльных декабристов Трубецкого и Волконского: их владельцы, проведя немало лет на каторжных работах, а потом на поселении в деревнях Иркутской губернии, переехали в город в 1845 и прожили здесь до амнистии 1856-го года. Итак, пройдите по Декабрьским событиям немного назад, т.е. влево, до пересечения с уже знакомой Вам ул. Дзержинского: поднимайтесь по ней вверх, и справа увидите дом Трубецких (№ 64, фото 1 ниже), чья крыша с щипцом и маленьким изящным эркером по форме напоминает корону. Перед домом — лужайка с полукругом белых скамеек, а в самом особняке удачно сочетаются контрастные серый и белый цвета; теперь здесь музей. Переулок Волконского находится как бы «позади» дома Трубецких, но на квартал дальше; узнайте, можно ли пройти к нему дворами, или идите в обход — с Декабрьских событий сверните влево на улицу Тимирязева, по её правой стороне будет поворот в переулок. Дом Волконских (№ 10, фото 2 ниже) похож на дом Трубецких и по стилю, и по цвету, он больше, но выглядит проще, несмотря на два эркера. В 1845—56 этот дом был центром иркутской общественной жизни, здесь устраивались литературные, музыкальные и театральные вечера, балы-маскарады для молодёжи; теперь тут Музей декабристов. В том же переулке находится и Спасо-Преображенская церковь, куда ходили Волконские и Трубецкие.

Теперь вернёмся на улицу Декабрьских событий и пойдём по ней дальше (т.е. влево) до следующего перекрёстка с улицей Энгельса. Прямо здесь, на углу, Вас ждёт визитная карточка города, шедевр деревянной архитектуры«кружевной дом» (1907, фото 3) с куполами на крыше, резными карнизами и ставнями, он же Дом Европы, бывший особняк купцов Шастиных; тут не один дом, а целый комплекс строений, есть кафе, гостиница и Музей чая, а можно просто зайти во двор. И завершает наше знакомство с деревянным зодчеством старого Иркутска усадьба купца Сукачёва (1882, см. выше фото 4) с якорем на крыше — в самом конце улицы Декабрьских событий (№ 112), на Крестовской горе. При жизни хозяина 12 комнат дома занимала его коллекция картин; теперь здесь филиал Художественного музея, а значит, сюда лучше прийти не поздно и, главное, не в выходной день музея, т.к. территория усадьбы с парком огорожена высоким сплошным забором, и Вы сможете увидеть этот необычный дом только с «лицевой» стороны, и то через решётку ворот. Но мне не повезло, я оказалась тут как раз в понедельник.

Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал Байкальская кругосветка. Муром, Казань, Красноярск, Иркутск, Байкал

Если после всего вышеперечисленного у Вас останутся время и силы (я, обойдя всё это пешком, справилась где-то до шести вечера, а если бы не моя привычка так много фотографировать и ожидать подолгу, когда из кадра уйдут случайные прохожие, то освободилась бы гораздо быстрее; правда, я не заходила в музеи), — тогда поезжайте в Знаменский женский монастырь (городской транспорт в Иркутске недорогой, всего 12 рублей; для сравнения, тем же летом 2013-го в Казани он стоил 19). Нужно проехать всю улицу Декабрьских событий, до набережной с Московской триумфальной аркой, и повернуть направо: монастырь находится за стрелкой Ангары и Ушаковки. Где-то здесь на берегу, у слияния двух рек, виден высокий крест — в память о том, что в ночь 7 февраля 1920 тут были расстреляны и брошены в прорубь адмирал Колчак и председатель его правительства Виктор Пепеляев; памятник адмиралу стоит у ворот монастыря, на постаменте — два солдата, красный и белый, сложившие оружие: им уже нечего делить. Монастырь один из старейших в Сибири, основан в 1689, закрыт в 1920, теперь восстановлен, и тут находится Иркутская митрополия. А Знаменский монастырский храм похож почти как две капли воды на уже знакомую нам Троицкую церковь на улице Пятой армии. И ещё обязательно нужно увидеть расположенную недалеко отсюда (ехать 5 минут, идти где-то 20) Казанскую церковь (1885, фото 4 выше), самую яркую из всех храмов города: красная с белыми полуколоннами, сине-голубыми шахматными куполами, чёрными фигурками ангелов у входа и ухоженными клумбами, она порадует глаз даже в хмурый, пасмурный день. И, по-моему, очень похожа на Казанскую церковь у нас в Харькове. Для тех, кто собрался приехать в Иркутск или улететь самолётом: эта церковь, равно как и монастырь, находится по пути к аэропорту, Вы будете проезжать их, так что можно начать осмотр отсюда. Я же посетила эти храмы спустя много дней после прогулки по центру города, в дождливый день, вернувшись за вещами после горного похода.

См. продолжение: Часть II. Байкальские изюминки (9—15.07) и горный поход по Хамар-Дабану; Часть III. Остров Ольхон (25—29.07) и водный поход по северу Байкала (29.07—17.08).

Юлия Цыбульник, Харьков, 2013.
(если могу помочь советом, хотите поделиться впечатлениями или возникли вопросы,
звоните +38-067-169-09-25, или пишите: julina76@mail.ru)

Понравилось? Поделитесь с друзьями!    
по почте или через RSS
Подпишись на новости:    
Добавить комментарий

Подписаться на новости

по почте
RSS по RSS

Поделись с друзьями

О проекте

http://TripToEverywhere.ru - Самостоятельно планируем маршрут, ищем где жить, решаем что делать.